Войти на сайт | Регистрация на сайте2016-12-08  
   
 
 
  Главная » Статьи по игре » История мечей  
  История мечей 5  
  История мечей

Меч — длинное колюще-рубящее холодное оружие, состоящее из металлического клинка и рукояти.

мечи и кинжалы довольно условно. Часто в разных источниках один и тот же вид оружия относят то к кинжалам, то к мечам. Имеется довольно большое разнообразие как по форме и размеру мечей, так и по технике фехтования ими. Появление первых бронзовых мечей относятМеч имеет более длинный клинок, чем кинжал, хотя разделение клинкового оружия на к началу 2-го тысячелетия до н. э., когда появилась возможность изготавливать клинки большего размера, чем у кинжалов. Железные мечи появились около 1300 г. до. н. э., перед Троянской войной.

Мечи Античности

Самые ранние из бронзовых мечей, хопеши, появились у египтян и сильно напоминали большие серпы. Длина их достигала 55 см. Греки в поединках применяли ксифосы — прямые мечи с клинком средней длины в 75 см и шириной до 5 см, иногда листовидной, иногда прямой заострённой формы. С VI в. до н. э. у гоплитов встречаются кописы — изогнутые мечи с длиной клинка от 50 до 70 см. У спартанцев мечи были настолько короткие, что стали у греков предметом для шуток. Впрочем, основным оружием греков было ударное копьё. Афинский стратег Ификрат в IV в. до н. э. провёл реформу вооружений и почти вдвое увеличил длину мечей пелтастов, воинов, сражающихся в рассыпном строю вне фаланги. Македонские фалангиты вооружались короткими мечами-кинжалами, а действующие вне строя македонские щитоносцы имели мечи наподобе ксифосов.

Гладиус весил около 1 кг. Гладиусы из Смихеля имеют длину клинка 45 см.

Варвары-кельты сражались в строю мечами длиной около метра.

У персов и так называемых скифов (т.е. всех неевропейских кочевых народов, известных в Др. Греции - гуннов, саков, сколотов, машуджи и др.) был свой вариант меча, называвшийся "акинак". Общая длина акинака составляла около 80 см. Он представлял собой острый обоюдоострый клин на рукоятке. Акинак имел слабые рубящие свойства, но обладал отличним колющим действием.

Изогнутые мечи

Изогнутые мечи многое унаследовали от топора с расширенным лезвием, в частности, высоко расположенный центр тяжести и приспособленность для сильного рубящего удара сверху вниз. Колоть, впрочем, таким мечом тоже было возможно. С точки зрения баланса он превосходил топор, но был короче и легче, что уменьшало силу рубящего удара.

Однако, важнейшим отличием изогнутого меча от секиры было то, что меч хорошо подходил не только для нанесения, но и отражения ударов. Возможность отражения ударов мечом позволяла во многих случаях обходиться без щита. К тому же иногда изогнутые мечи снабжались рифлением на массивном обухе, чтобы при отбитии удара вражеский клинок вернее иззубривался.
Знатный эфиоп XIX в. с сильно изогнутым мечом

Изогнутые мечи были самого разного размера, — от небольших тесаков для постоянного ношения, до огромных двуручников. Но в период применения техники сварки, у пехоты успехом пользовались образцы с клинками длиной 50 см и массой 1,5 кг, — достаточно лёгкие для ношения и достаточно массивные для рубки. Рубящим ударом такими мечами можно было пробивать бронзовые доспехи и кольчуги, а острый выступ на конце клинка позволял наносить удары и с выпадом.

В кавалерии в этот период, чаще применялись более длинные мечи — до 80 см, — без расширения клинка к концу, но с большим его изгибом. Вес свыше 2 кг и кривая форма клинка также обеспечивали пробитие бронзовых доспехов.

По мере того, как в Азии сварная сталь заменялась дамасской сталью, изогнутые мечи в значительной мере оказались вытеснены саблями. Но преимущества расширяющегося клинка, — более высоко расположенный центр тяжести, обеспечивающий равную с саблями пробивную силу при на 20 % меньшем весе, — позволили уже дамасковым изогнутым мечам на протяжении всего средневековья сохраняться как отдельному виду оружия.

Особенно популярны изогнутые мечи были в Китае, где именовались «шоудао» и иногда достигали веса 3,5 кг, при длине клинка 80 см. Впрочем, основная масса китайской пехоты вооружалась сделанными из гибкого, как резина, дамаска мечами весом менее 0,7 кг и длиной клинка 50 см.

Изогнутые мечи издавна были известны и в Европе под названием кописа или махайры в Древней Греции, а затем фалкаты в Иберии (древней Испании). И позже, — в период средних веков, — изогнутый меч применялся под названием фальчиона.

Европейские фальчионы, впрочем, имели прямой клинок, но его расширение к концу позволяет отнести данные мечи к этому классу. Производились они методом сварки, по размеру и весу, как правило, соответствовали стандартным образцам изогнутого азиатского меча.
Катана в японском музее

Достаточно известным видом изогнутого меча является японская катана, часто ассоциирующаяся с самураями.

Прямые мечи

В Европе мечи ещё в глубокой древности стали изготавливаться с прямым симметричным обоюдоострым клинком и центром тяжести, расположенным очень низко, — всего на несколько сантиметров выше гарды, ибо именно такие форма и баланс клинка давали принципиально новые возможности его использования.

Низкое расположение центра тяжести оружия значительно облегчает управление им, — прямым мечом возможно было существенно более тонкое фехтование, чем изогнутым. Кроме того, не стоит недооценивать и само значение экономии сил. Рукопашный бой связан с огромным физическим напряжением и концентрацией внимания, — даже лучшего бойца в поединке хватало где-то на минуту, — потом движения его неизбежно замедлялись. Меч против секиры или палицы почти гарантировал победу измором.

Опустить центр тяжести несложно было бы и у кривого меча, но именно прямой симметричный клинок обладал свойствами, ради максимального проявления которых стоило принести в жертву прочность и пробивную силу. Ведь если кривой меч, равно как топор и палица, действовал преимущественно в вертикальной плоскости — ударом сверху, то длинный симметричный клинок открывал большие возможности для ударов в горизонтальной плоскости и даже отчасти снизу.

Фехтование прямым мечом совершенно не походило на фехтование рапирой или саблей. Клинок не заносился для каждого удара и не удерживался нацеленным для удара вперёд, а постоянно находился в движении. Воин стремился сохранять инерцию клинка.

Что же касается обоюдоострой заточки, то она связана в первую очередь с необходимостью постоянно вертеть рукоятку меча в ладони (по этой же причине невозможно было применение закрытой гарды), вследствие чего, воин с трудом бы мог уследить, какой стороной повернут меч для удара. Кроме того, вторая рубящая кромка просто была запасной, — увеличивала ресурс меча.

Меч предоставлял большие удобства не только для нанесения, но и для отражения ударов, что было особенно важно для конных воинов, которым затруднительно было пользоваться щитом. Однако если меч был изготовлен по технологии сварки и не пружинил, то отбитие не сходило ему даром. Отражать удары приходилось с уловкой, — поворачивая меч плашмя, так как иначе он сразу иззубрился бы и скоро сломался. Но и так, — живучесть сварных мечей никогда не оценивалась как достаточная. Идиома «сломать меч» не даром стала синонимом поражения.

Прямые мечи никогда не образовывали такого разнообразия форм, как секиры, кинжалы или даже кривые мечи. В основном особенности их конструкции определялась задачей достижения низкого расположения центра тяжести.

В первую очередь низкая центровка обеспечивалась массивными рукояткой и гардой и, особенно, сферическим или полусферическим противовесом на конце рукоятки. Дополнительный эффект достигался и постепенным сужением клинка к концу.

Наконец, в некоторых случаях лезвие затачивалось с обеих сторон, но только на две трети или три четверти длины, — ближайшая к рукоятке часть клинка делалась массивной, отгораживалась дополнительной гардой и служила для отражения ударов, — такой меч обладал наилучшими балансом и живучестью, но выходил более тяжёлым.
Современная реконструкция кавалерийской спаты II в.

Древнейшие прямые мечи были отлиты из бронзы в Скандинавии ещё на рубеже I тысячелетия до н. э.. В середине I тысячелетия до н. э. прямые бронзовые мечи появились и в Китае, где они производились до II века нашей эры. Но в Европе бронза была слишком дорогим материалом, и такие мечи могли выступать только в качестве представительского оружия. На что и указывает богатое украшение найденных образцов. Так что родоначальником всех европейских мечей смело можно считать железную галльскую спату, появившуюся в III веке до н. э.

Длинный рубящий меч был изобретен кельтами, преимущественно как оружие пешего бойца, но, так как они к тому времени уже овладели верховой ездой, спата стала применяться и конницей галлов. А позже и римской конницей, что особенно понятно, если учесть, что с I века до н. э. именно из галлов она и состояла. От римлян спата попала на вооружение франков, которыми сохранялась в неизменности вплоть до VIII века.

Спата представляла собой ещё сравнительно компактный меч весом 1,2 кг с клинком длиной около 65 см, но в строю с таким мечом все-таки было уже не развернуться. Зато спата сочетала большие возможности ведения индивидуального боя с удобством ношения и могла, в принципе, ввиду своего относительно небольшого веса и низко расположенного центра тяжести использоваться всадником и без стремян.

Однако с появлением у всадника опоры на стремя, ограничения на вес оружия были сняты, и главным действующим лицом на полях сражений континентальной Европы стал всадник. Рыцарям требовалось более длинное и мощное оружие, и, начиная с VIII века, в Европе приспособленную преимущественно для пешего боя спату сменил кавалерийский одноручный меч с клинком длиной около 80 см и весом около 1,4 кг.

Меч нового «каролингского» образца обладал лучшей досягаемостью, но его пробивная сила оставляла желать лучшего — он не разрубал даже кольчуги. Да и протыкал только с большим трудом. В связи с этим, а также потому, что именно конному воину трудно наносить колющие удары сравнительно коротким оружием, наконечники мечей вплоть до XII века чаще всего делались закругленными и не затачивались. Что же касается применения одноручного меча против щитов, то ещё римляне отмечали этот приём как скорейший способ от меча избавиться — после нескольких ударов по железному ободу щита он неизбежно оказывался погнут или сломан.

Для ударов вперёд применялось копьё, топор пробивал щиты и доспехи ударом сверху, а меч долгое время оставался при них только на подхвате, отнюдь даже не считаясь обязательным элементом вооружения рыцаря, и все ещё оставаясь более оружием индивидуального, нежели конного боя.

Несмотря на раннее развитие техники обработки бронзы, первые изделия из сварного железа, обнаруженные в Скандинавии, датируются только III—IV веками нашей эры. Очевидно, технология сварки проникла на север Европы с континента, — вернее всего, из бассейна Лабы, а туда — через Германию от галлов и римлян. Потому в большинстве случаев мечи датских, шведских и норвежских ярлов копировали современные им европейские образцы. Тем не менее, параллельно с ними в Европе в IX—XI веков и на Руси некоторое распространение имели мощные мечи, называемые норманнскими.
Мечи викингов из музея в Германии

«Скандинавский меч» обладал при той же длине, что и каролингский, более широким и толстым лезвием и весил свыше 2 кг. Увеличение веса было следствием особенностей конструкции, в которой стальная оболочка покрывала железный сердечник, что позволяло достичь большей прочности клинка.

Тяжёлые и прочные норманнские мечи пробивали кольчуги и даже раскалывали щиты, но, в целом их пробивная сила оставалась недостаточна, — сквозь кольчугу даже таким мечом считалось возможным только нанести рану.

Кроме того, относительно низкая популярность мечей в период раннего средневековья определялась тем, что в то время даже сварной меч ещё был слишком дорог (каковой изъян усугублялся в глазах потребителя его низкой живучестью). Тем более недоступными оказывались дамасковые мечи, начавшие попадаться у представителей высшей аристократии после Крестовых походов. Вплоть до XIII века включительно лучшим другом рядового рыцаря продолжал оставаться топор.

Ситуация стала меняться с начала XIV века, когда развитие технологий и производительных сил позволило наладить производство более длинных мечей, встречавшихся в предыдущий период только в порядке большого исключения. Норманнские и каролингские мечи на вооружении кавалерии сменились «риттершвертами» — полутораручниками (в пешем бою рыцарь часто предпочитал удерживать такой меч двумя руками, что потребовало удлинить рукоятку) с клинками длиной 90—120 см, вес которых, соответственно, колебался в пределах 1,8—3,5 кг, составляя обычно около 2,5 кг.

Полутораручники обладали лучшей, чем у нормандских мечей, пробивной силой даже без сварки и закалки. Они уже легко пробивали кольчугу и разрубали шлем, острый же и узкий наконечник меча мог проникать между пластинами бригантины.

Относительное удешевление мечей и увеличение их пробивной силы позволило им, наконец, в значительной мере, потеснить топоры. В XIV—XV веках, меч уже являлся основным (после копья) оружием конного воина, а топор если и носился, то про запас, на тот случай, когда (технология сварки никакого «если» здесь не допускала) меч сломается.

На Руси в ранний период мечи не отличались от европейских. Но уже в XII веке господствующим стал вариант, подобный наименьшим образцам европейских полутораручников XIV—XV веков (но с рукояткой только под одну ладонь), и уже с этого времени мечи на Руси начали испытывать существенную конкуренцию со стороны дамасковых сабель и палашей, которыми и были полностью вытеснены к середине XV века.

До XIII века китайская кавалерия также использовала длинные обоюдоострые мечи весом около 1,8 кг и длиной клинка 100 см. Однако материалом для изготовления клинка служил дамаск.

Двуручные мечи
Фламберг XVI в. из музея в Дрездене

Особую, резко ограниченную по своему назначению и способу использования, разновидность прямых мечей представляли собой гиганты весом 3,5—8 кг с клинками длиной 120—160 см, — двуручники. Их можно назвать мечами среди мечей, ибо те приемы владения, которые для более коротких вариантов были желательны, для двуручного меча оказывались единственно возможны.

Выгода двуручников заключалась в их способности пробивать сплошные доспехи (при такой длине клинка его конец двигался очень быстро, а вес обеспечивал большую инерцию) и большой досягаемости. Эти качества были особенно важны, если пеший бился против конного в полном вооружении. Двуручный меч применялся, в основном, для поединков или в разорванном строю, так как требовал большого пространства для размаха. Против копья двуручный меч давал спорное преимущество — возможность перерубить древко копья противника и, фактически, обезоружить его на несколько секунд (пока копейщик не вытащит припасенного на этот случай оружия, если оно есть) сводилась на нет тем, что копейщик был гораздо мобильнее и подвижнее. Тяжелым двуручником (к примеру, европейским эспадоном) скорее можно было сбить жало копья в сторону, чем перерубить.

Выкованные из передельной стали двуручники, в том числе и «пламенеющие клинки» — фламберги (фламбержи), преимущественно выступали в качестве вооружения наемной пехоты XVI века, и предназначались для борьбы с рыцарской кавалерией. Популярность данного клинка у наемников доходила до такой степени, что специальной буллой Папы Римского клинки с несколькими изгибами (не только фламберги, но и мечи с более короткими «пламенеющими» клинками) были признаны негуманным, не «христианским» оружием. Воину, взятому в плен с таким мечом, могли отрубить правую руку или даже убить.

Ничего магического в волнистом лезвии фламберга, кстати, не содержалось, — выгнутая кромка имела лучшие режущие свойства и при поражении получался «эффект пилы» — каждый изгиб наносил свой разрез, оставляя в ране лепестки плоти, которые мертвели и начинали загнивать. А кроме того, при скользящих ударах фламберг наносил большие повреждения, чем чисто прямой меч.

[править] Кончар, эсток, седельный меч

Полутораручники, в западноевропейской теримонологии именуемые бастардами (англ. Bastard — незаконнорожденный) применялись с XIII века, но уже к середине XV века их несостоятельность при рубке европейских доспехов данного периода стала очевидной. Не только меч разумных габаритов, но и топор оказывался недостаточно силен против них. Как рубящее оружие меч совершенно перестал оправдывать себя.

С другой стороны, и совсем без меча было как-то непривычно — в плане удобства отражения ударов меч был незаменим, да и возможность нанесения им очень точных ударов позволяла, например, поражать в лицо врагов в открытых шлемах. Эти соображения в начале XV века навели европейских оружейников на мысль ковать мечи с гранёным клинком — «эстоки».

К этой же мысли несколько раньше пришли и на Руси, где такое оружие было известно ещё с XIV века под названием кончара. Причиной его появления (вернее, заимствования у тюркских народов, которые, в свою очередь, скопировали китайский дааб) было, естественно, не бессилие мечей против пластинчатых лат, а большая эффективность граненого клинка при пробитии кольчуг, бехтерцев, пеньковых кафтанов и шерстяных бурок.

Кроме того, клинок, имеющий в сечении 3—6 граней, был прочнее, что позволяло сделать меч длиннее и легче, чем он вышел бы с плоским рубящим клинком. При длине лезвия 110 см эсток или кончар весили всего 1,2—1,5 кг — вдвое меньше, чем полутораручник аналогичной досягаемости. С другой стороны, такой вес был вполне достаточен для и отбития ударов мечей.

Эстоки, впрочем, не приобрели большой популярности ни на западе, ни на востоке Европы, хотя кое-где и продолжали использоваться даже до XVII века. Слишком неудобен был чисто колющий меч для всадника. Кроме того, на Руси уже с XIV века сварное оружие стало испытывать конкуренцию со стороны дамаскового, а в Европе с начала XVI века появилась предельная сталь, существенно расширившая возможности оружейников.

Применение упругой стали для выделки клинка позволило отчасти вернуть ему рубящие функции при сохранении достоинств эстока. В XVI веке на вооружении европейской кавалерии появились длинные и узкие мечи, хорошо пригодные для нанесения ударов вперёд, но способные и разрубать шлемы. Названия они носили самые различные, — в зависимости от устройства рукояти, но в Европе иногда уже назывались шпагами, а в России, будучи на вооружении рейтарских полков в эпоху Алексея Тишайшего, именовались «седельными мечами», ибо русские находили их слишком длинными и неудобными для ношения на перевязи.

Кавалерийские шпаги при длине клинка 90—100 см весили обычно всего 1,5—1,7 кг и сохраняли типичный для мечей баланс, тем не менее, приемы владения ими уже не походили на принятые для прямого меча прошлых эпох. К рубящему оружию седельные мечи, исключая, разве что, испанские клинки из толедского дамаска, можно было отнести с большой натяжкой. Да и узкий клинок не создавал заметных аэродинамических эффектов. Так что, владели ими, действительно, уже как шпагами или эстоками, — не вращали, а в исходной позиции удерживали не над, а перед собой.

Гарда седельных мечей в этой связи могла бы быть уже и закрытой, но часто ещё продолжала делаться не только открытой, но и полутора- или даже двуручной, — захват меча двумя руками мог потребоваться для отражения удара более тяжёлого оружия.

Несмотря на большую конкуренцию со стороны сабель и палашей, седельные мечи (возможно, из-за своего роскошного облика) продолжали использоваться в Европе и России вплоть до конца XVII века.

Материал добавил: HyperBoreaN Просмотров: 3860
Дата добавления: 2009-06-01 Рейтинг материала:
 
  Комментарии: 5  
avatar
5 Кобра • 01:35, 2011-06-05
ну что тут сказать...Круто!!
avatar
4 Alleks • 06:35, 2009-07-08
вау..впечатляет спасибо за статью
avatar
3 Slava • 15:50, 2009-06-05
Почитал, очень познавательно и интересно. Спасибо что выложил.
avatar
2 Иллидан • 20:49, 2009-06-02
да а так клево
avatar
1 Priest74 • 08:37, 2009-06-01
Жаль что картинок нет. umnik
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]