Войти на сайт | Регистрация на сайте2016-12-09  
   
 
 
  Главная » Статьи по игре » Госпитальеры  
  Госпитальеры 0  
  Госпитальеры или Иоанниты (также известные, как Суверенный Военный Странноприимный Орден Святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты, также как Орден Святого Иоанна, как Мальтийские рыцари или Рыцари Мальты; фр. Ordre des Hospitaliers, мальт. Ordni ta’ San Ġwann). Основанная в 1080 году в Иерусалиме в качестве амальфийского госпиталя, христианская организация, целью которой была забота о неимущих, больных или раненых пилигримах в Святой земле. После захвата христианами Иерусалима в 1099 в ходе Первого крестового похода организация превратилась в религиозно-военный орден со своим собственным уставом. На орден была возложена забота и защита Святой земли. Вслед за захватом Святой земли мусульманами орден продолжил деятельность на Родосе, владыкой которого он являлся, а затем действовал с Мальты, находившейся в вассальном подчинении у испанского вице-короля Сицилии.

Основание и начальный этап существования

Великий Магистр и высокопоставленные госпитальеры в 14-ом столетииВ 600 году папа Григорий Великий направил в Иерусалим Аббата Проба для строительства госпиталя, целью которого должны были стать лечение и забота о христианских пилигримах в Святой Земле. В 800 году Карломан, император Священной Римской империи, расширил госпиталь, а также учредил при нём библиотеку. Двумя веками позже, в 1005 году халиф Аль-Хаким разрушил госпиталь и ещё около трех тысяч зданий в Иерусалиме. В 1023 году египетский халиф Али Аль-Заир позволил итальянским купцам из Амальфи и Салерно восстановить госпиталь в Иерусалиме. Госпиталь, построенный на месте, где ранее располагался монастырь Святого Иоанна Крестителя, принимал пилигримов, посещавших христианские святыни. Обслуживался он бенедиктинцами.

Монашеский орден Госпитальеров был основан сразу после Первого Крестового похода Жераром Благословенным, роль которого, как основателя, была подтверждена папской буллой, дарованной папой Пасхалием II в 1113 году.На территории всего Иерусалимского Королевства и за его пределами Жерар приобретал для своего ордена земли и имущество. Его преемник, Раймон де Пюи, учредил первый значимый лазарет госпитальеров возле Храма Гроба Господня в Иерусалиме. Изначально организация заботилась о пилигримах в Иерусалиме, но вскоре орден начал предоставлять пилигримам вооруженный эскорт, который быстро превратился в значительную силу. Орден Госпитальеров и орден рыцарей Храмовников, основанный в 1119 [2] году, стали самыми могущественными христианскими организациями региона. В сражениях с мусульманами орден продемонстрировал свои отличительные признаки, его солдаты были одеты в черные туники с белыми крестами.

К середине 12-ого столетия орден разделился на братьев-воинов и братьев-лекарей, заботившихся о больных. Он по прежнему оставался религиозным орденом и располагал рядом привилегий, дарованным папским престолом. Например, орден не подчинялся никому, кроме Папы, не платил десятину и имел право владеть собственными духовными строениями. Множество значимых христианских фортификационных сооружений в Святой Земле были построены Тамплиерами и Госпитальерами. Во время расцвета Иерусалимского Королевства госпитальерам принадлежали 7 крупных крепостей и 140 других поселений в регионе. Двумя крупнейшими опорами их могущества в Иерусалимском Королевстве и Княжестве Антиохии являлись Крак де Шевалье и Маргат.Владения ордена были разделены на приораты, приораты на бейливики, которые в свою очередь делились на комтурства. Фридрих Барбаросса, император Священной Риской империи, доверил свою безопасность рыцарям Святого Иоанна в хартии привилегий, дарованной им ордену в 1185 году.

Кипрские и Родосские рыцари

Замок госпитальеров на РодосеНабирающий силу Ислам в итоге вынудил госпитальеров покинуть Иерусалим. После падения Иерусалимского Королевства в 1291 году (Иерусалим пал в 1187) госпитальеры были оттеснены в Графство Триполи, а после падения Акры в 1291 орден нашел убежище в Кипрском королевстве. Осознав вовлечение госпитальеров в политику Кипрского королевства, великий магистр ордена Гийом де Вилларе решил основать собственную временную резиденцию. Выбор пал на Родос. Его преемник, Фульк де Вилларе, предварил план в жизнь. 15 августа 1309 года, после более чем двух лет сражений остров Родос сдался госпитальерам. Кроме того, госпитальеры получили контроль над рядом соседних островов, а также над портами Анатолия, Бодрум и Кастелоризо.

Родос и другие владения рыцарей Святого ИоаннаПосле упразднения ордена тамплиеров в 1312 году, значительная часть их владений была передана госпитальерам. Владения были разделены на восемь языков (Арагон, Аверне, Кастилия, Англия, Франция, Германия и Прованс). Каждый язык управлялся приором, если же в языке было более одного приората, то великим приором. На Родосе, а также в последние годы на Мальте, рыцари каждого языка возглавлялись бейлифом. Английским великим приором в то время был Филипп Тейм, он же приобретал владения для языка Англия с 1330 по 1358 годы.

На Родосе госпитальеры, называвшиеся тогда также Родосскими рыцарями, вынуждены были стать более милитаризированной силой, постоянно сражаясь, главным образом с североафриканскими пиратами. В 15 столетии они отразили два вторжения. Первое, возглавляемое египетским султаном, в 1444,а второе, возглавляемое турецким султаном Мехмедом II, в 1480 году, который после захвата Константинополя сделал госпитальеров своей основной целью.

В 1494 голу госпитальеры основали крепость на острове Галикарнас (сегодня Бордум). Чтобы укрепить бордумскую крепость,они использовали камни частично разрушенного Мавзолея Мавсола, одного из семи чудес света древнего мира.

В 1522 году на остров высадилось невиданное ранее количество солдат. 400 кораблей под командованием султана Сулеймана Великолепного доставили 200 000 солдат.Госпитальеры под командованием великого магистра Филиппа Вилларе де Л’айл-Адама, могли противопоставить этой силе 7000 солдат, а также фортификационные сооружения. После окончания осады, продолжавшейся 6 месяцев, выжившим госпитальерам позволили отступить на Сицилию.

Мальтийские рыцари

Герб госпитальеров, смешанный с частями герба Пьера д'Обюссона, на пушке которую он заказал. Надпись сверху гласит: "F. PETRUS DAUBUSSON M HOSPITALIS IHER".После семи лет скитаний по Европе госпитальеры обосновались в 1530 году на Мальте, после того как испанский король Карл V, будучи также королем Сицилии, отдал госпитальерам в постоянное феодальное владение Мальту, Гоцо и северо-африканский порт Триполи. Ежегодной платой за эту услугу должен был стать один мальтийский сокол, присылаемый в день всех святых королевскому представителю, вице-королю Сицилии.(Этот исторический факт использован в качестве завязки в знаменитой книге Дэшила Хэммета Мальтийский сокол).

Госпитальеры продолжили борьбу против мусульман, в особенности против северо-африканских пиратов. Несмотря на то, что в их распоряжении находилось всего лишь несколько кораблей, они очень быстро навлекли на себя гнев Османов, недовольных переселением ордена. В 1565 году Сулейман I направил сорокатысячную армию для осады Мальты и изгнания с ее территории 700 рыцарей и 8000 солдат.

Поначалу сражение складывалось для госпитальеров столь же неудачно, как и сражение на Родосе: большая часть города была разрушена, около половины рыцарей убито. К 18 августа положение осажденных стало практически безнадежным. Ежедневно сокращаясь в количестве, они вскоре стали неспособны удерживать растянутую фортификационную линию. Однако, когда совет предложил покинуть II Борго и Сенглиа и отступить к форту Святого ангела, великий магистр Жан Паризо де ла Валетт отверг это предложение.

Вице-король Сицилии не прислал помощи. По всей видимости, приказы испанского короля Филиппа II вице-королю Сицилии были настолько туманно изложены, что он не решился взять на себя ответственность и оказать помощь госпитальерам в ущерб собственной обороне. Неправильное решение могло привести к поражению, а следовательно, подвергнуть османской угрозе Сицилию и Неаполь. Вице-король оставил с ла Валлетом своего сына, и ему вряд ли могла быть безразлична судьба крепости. Что бы ни было причиной задержки, вице-король продолжал колебаться до тех пор, пока судьба сражения не была практически решена усилиями лишённых помощи госпитальеров, и даже тогда только негодование собственных офицеров вынудило его двинуться на помощь.


Реконструкция строевых учений, проводимых госпитальерами в 16-ом столетии . Форт Святого Эльма, Валлетта, Мальта, 8 мая 2005.23 августа последовала еще одна мощная атака. По свидетельствам осажденных это было последнее серьезное усилие. С большим трудом, даже раненым приходилось принимать участие, атака была отражена. Положение турецких войск, однако, не выглядело безнадежным. За исключением форта Святого Эльма, фортификации госпитальеров были все еще невредимы.Работая днем и ночью, гарнизон сумел устранить бреши в укреплениях, после чего взятие Мальты казалось все более невыполнимой задачей. Из-за ужасной жары и тесноты казарм многие турецкие солдаты болели. Заканчивались еда и боеприпасы, турецкие солдаты все больше впадали в уныние из-за тщетности их атак и понесенных потерь. Серьёзным ударом стала гибель опытного командира, капера и адмирала османского флота Драгута 23 июня 1565 года. Турецкие командиры Пиаль Паша и Мустафа Паша были слишком беспечны. Они располагали огромным флотом, который они лишь единожды удачно использовали. Они также пренебрегли связью с африканским побережьем и не предприняли ни одной попытки выследить и воспрепятствовать переброске подкреплений с Сицилии.

1 сентября турки предприняли последнюю попытку, однако боевой дух османских войск упал, и к великой радости осажденных, увидевших путь к спасению, попытка оказалась тщетной. Озадаченные и нерешительные османы узнали о прибытии подкреплений с Сицилии в бухту Миллиа. 8 сентября, не зная, что подкрепление очень невелико, турки сняли осаду и отступили. Великая осада Мальты, должно быть, была последним сражением в котором войско, состоящее из рыцарей, одержало решительную победу.

Вид из Валетты на форт Святого АнгелаПосле отступления османов в строю у госпитальеров оставалось 600 человек. Согласно наиболее достоверной оценке, турецкая армия насчитывала 40 000 человек, из которых, в итоге, 15 000 вернулись в Константинополь. Осада ярко изображена на фресках Маттео Переса д`Алеччо в Холле Святого Михаила и Святого Георга, также известного как Тронная Зала, который находится в замке Великого Магистра в Валетте. Четыре оригинальных эскиза, написанные маслом Маттео д’Алеччо между 1576 и 1581 годами, можно увидеть в Квадратной Комнате Дворца Королевы в Гринвиче, Лондон. После осады был построен новый город – сегодня он носит имя Валетта, в память о великом магистре, который его отстоял.

В 1607 году Великому Магистру Госпитальеров был пожалован титул Райхсфюрста (Принца Священной Римской империи, несмотря на то, что территория ордена всегда находилась южнее территории Священной Римской империи). В 1630 году великий магистр был удостоен духовного сана, эквивалентного кардинальскому, и уникального смешанного титула Его Самое Выдающееся Высочество, отражавшего оба свойства и признавая его, таким образом, настоящим Князем Церкви

Завоевание Средиземноморья
После того, как госпитальеры Мальты восстановили свои силы, они обнаружили, что причин для существования ордена более нет. Цель, с которой создавался орден, а именно содействие крестовым походам в Святую Землю, была теперь недостижима, как по причине экономической и военной слабости, так и из-за географического положения. Уменьшающиеся выплаты европейских спонсоров, не желающих более поддерживать затратную и ненужную организацию, заставили госпитальеров обратить свое внимание на растущую в Средиземном море пиратскую угрозу, большей частью исходившую от находящихся под покровительством османов северо-африканских пиратов. К концу 16-ого века, госпитальеры воодушевленные своей непобедимостью, навеянной успешной защитой их острова в 1565 году и совместной победой христианских сил над османским флотом в сражении при Лепанто в 1571 году, поставили перед собой новые задачи, а именно защиту христианских купцов, торгующих с Левантом, а также освобождение христианских рабов, которые являлись, как основным предметом торговли северо-африканских пиратов, так и основой их флота. Деятельность госпитальеров получила название корсо.

Фернандо Бертелли: Битва при Лепанто (гравюра)Тем не менее, орден продолжал страдать от нехватки финансов. Взяв по контроль Средиземное море, орден тем самым присвоил себе обязанности, традиционно выполняемые морским городом-государством Венецией. Однако финансовые затруднения госпитальеров на этом не заканчивались. Обменный курс местной денежной единицы эскудо, принятой в обращение в конце 16-ого столетия, непрерывно падал, что означало для госпитальеров сокращение прибылей, получаемых в купеческих факториях.
Сельскохозяйственные затруднения, вызванные бесплодием занимаемого орденом острова, вынудили многих госпитальеров пренебречь чувством долга и приступить к грабежам мусульманских кораблей. Все больше кораблей подвергались грабежам, доходы от которых позволяли многим госпитальерам вести праздную и богатую жизнь. Прибыль позволила им также брать местных женщин себе в жены, наниматься во французский и испанский флоты в поисках приключений, опыта и, как ни странно, денег. Все вышеперечисленное вступало в противоречие с их монашескими обетами бедности и целомудрия, блюсти которые они клялись перед вступлением в орден. Изменяющаяся позиция госпитальеров была помножена на последствия реформации и контрреформации, а также на недостаток стабильности, испытываемый Католической церковью. Последствия этих событий сильно отозвались на ордене в конце 16-ого начале 17-ого столетия, когда спад религиозных настроений множества европейцев поставил под сомнение необходимость существования религиозной армии, и как следствие, необходимость регулярных денежных отчислений на содержание ордена.То, что при восшествии на престол королевы-протестантки Елизаветы I, католический орден настоял на повторном вступлении Англии как государства-участника, ранее, при Генрихе VIII не допускаемой, наряду с монастырями, красноречиво свидетельствовало о новой для ордена религиозной терпимости.Во владениях ордена находился даже Немецкий язык, в равной степени протестантский и католический.

В течение 14-ого 16-ого веков орден переживал ощутимый моральный упадок, о чём красноречиво свидетельствовал выбор многих рыцарей, предпочитавших разбойничать в составе иностранных флотов, из которых особой популярностью пользовался французский. Этот выбор прямо противоречил обетам госпитальеров. При службе одной из европейских держав велика была вероятность схлестнуться в сражении с другой христианской армией, что, в сущности, и произошло в серии франко-испанских столкновений того периода. Наибольший парадокс заключается в том, что долгие годы Франция оставалась в дружественных отношениях с Османской империей, величайшим врагом госпитальеров. Подписав множество торговых договоров, и дав согласие на неформальное (но в итоге эффективное) прекращение огня между двумя государствами, госпитальеры поставили тем самым под вопрос смысл собственного существования.То, что госпитальеры ассоциировали себя с союзниками своих заклятых врагов, демонстрирует их моральную амбивалентность и новый торговый характер отношений в Средиземном море. Служба в иностранном флоте, в частности в французском, давала госпитальерам возможность послужить церкви и особенно французскому королю. Рыцари могли повысить свои шансы в продвижения по службе, как в нанимающем, так и во флоте Мальты. Могли получить более высокое жалование, развеять скуку частыми плаваниями, присоединиться к высоко приоритетным краткосрочным поездкам с крупными караванами, обеспечивая им покровительство, а также побаловать себя традиционными портовыми дебошами. Французы получали в их лице мобильный и опытный флот, позволявший держать вассалов в узде и ограждать Францию от испанской угрозы. Изменение позиции госпитальеров удачно подмечено Полем Лакруа:

"Кичащийся богатством, отягощенный привилегиями, которые предоставили ему фактически полный суверенитет, орден, в конце концов, был настолько деморализован излишествами и праздностью, что полностью утратил понимание того, для чего он был создан, и посвятил себя жажде наживы и стремлению к удовольствиям. Жажда наживы вскоре вышла за все возможные рамки. Рыцари вели себя так, как будто находились вне досягаемости венценосных особ, они грабили и мародерствовали, не заботясь о том, кому принадлежало имущество: язычникам или христианам".
По мере роста известности и богатства госпитальеров европейские государства стали относиться к ордену более почтительно, вместе с тем, проявляя все меньше желания финансировать организацию, известную своей способностью зарабатывать крупные суммы в открытом море. Таким образом, замкнувшийся порочный круг увеличивал количество рейдов, а следовательно сокращал субсидии, получаемые от европейских государств. Вскоре платежный баланс острова стал полностью зависеть от завоеваний. Тем временем, европейским государствам стало совершенно не до госпитальеров. Тридцатилетняя война заставила их сосредоточить все силы на континенте. В феврале 1641 года из Валлетты неизвестным лицом было отправлено письмо самому доверенному союзнику и благодетелю госпитальеров, королю Франции Людовику XIV, сообщавшее о проблемах ордена:

"Италия снабжает нас немногим; Богемия и Германия практически ничем, а Англия и Нидерланды уже длительное время не предоставляют совершенно никакой помощи. Ваше Величество, только в Вашем королевстве и в Испании у нас еще есть что-то, что нас поддерживает."

Важно отметить, что мальтийские власти всячески избегали упоминания того факта, что значительные доходы они получают, осуществляя контроль над морями. Власти Мальты быстро оценили значение корсарства для экономики острова и всячески поощряли его. Вопреки клятве о бедности рядовым рыцарям позволяли оставлять себе часть награбленного, состоявшего из призовых денег и груза, изъятого на захваченном корабле. Кроме того, им позволили на вырученные деньги снаряжать собственные галлеи.Чтобы составить конкуренцию североафриканским пиратам, власти острова также закрывали глаза на рынок рабов, существовавший в Валлетте.

Множество споров вызывала настойчивость госпитальеров на соблюдении права висты. Право висты позволяло ордену входить на борт любого заподозренного в перевозке турецких товаров корабля, а также конфисковать его груз с последующей перепродажей в Валлетте. Зачастую экипаж корабля был самым ценным его грузом.Естественно многие государства объявляли себя жертвами чрезмерного желания госпитальеров конфисковать любой груз, отдаленно относящийся к туркам. Для того, чтобы как-то повлиять на растущую проблему, власти Мальты создали суд, Consigilio del Mer (морской совет), в котором капитаны, считавшие себя ошибочно пострадавшими, могли обжаловать свое дело, зачастую успешно. Практика использования каперской лицензии, а следовательно государственная поддержка каперства, существовавшая на протяжении многих лет, была жестко регламентирована. Островные власти попытались призвать к ответственности неразборчивых в выборе средств госпитальеров для того, чтобы успокоить европейские державы и немногочисленных благодетелей. И все же большой пользы эти действия не принесли. Архив Морского совета содержит многочисленные жалобы на мальтийское пиратство в регионе, поступавшие после 1700 года. В конечном счёте чрезмерная мягкость средиземноморских держав привела к краху госпитальеров в этот период их истории. После того, как они превратились из военного аванпоста в ещё одно небольшое торгово-ориентированное государство Европы, их роль взяли на себя торговые государства Северного моря, также сведущие в пиратстве

Рыцари на Мальте
Отдав предпочтение Мальте, госпитальеры пробыли на острове 268 лет, превратив то, что они называли «сплошной скалой из песчаника», в цветущий остров с мощной обороной и столицей Валлеттой, известной среди великих европейских держав, как Superbissima (Очень гордая).

В 1301 году орден был преобразован в семь языков по порядку старшинства: Прованс, Аверне, Франция, Испания, Италия, Англия и Германия. В 1462 году язык Испания был разделен на Кастилию-Португалию и Арагон-Наварру. Язык Англия временно перестал существовать после того, как территории ордена были конфискованы Генрихом VIII в 1540 году. В 1782 году язык Англия был восстановлен, как язык Англо-Баварский, включив в себя баварские и польские приораты. В конце 19-ого столетия структура языков была заменена системой национальных объединений.

Не удивительно то, что постройка госпиталей стала одним из первых проектов, осуществленных на Мальте, где французский язык вскоре вытеснил официальный итальянский (несмотря на то, что коренные жители продолжали разговаривать между собой на мальтийском языке). Кроме того, госпитальеры строили на острове крепости, сторожевые башни и, конечно же, церкви. Захват Мальты сигнализировал о возобновлении морской активности ордена.

Рост и укрепление Валетты, названой в честь великого магистра ла Валетта, начался в 1566 году. Вскоре город стал домашним портом одного из мощнейших средиземноморских флотов. Госпитали на острове также увеличивались в размере. Главный госпиталь, слывший одним и лучших в мире, мог вместить около 500 пациентов. Находясь в авангарде медицины, мальтийский госпиталь включал в себя школу анатомии, хирургии и фармацевтики. Валлетта имела славу центра культуры и искусства. В 1577 году было завершено строительство храма Святого Иоанна Крестителя, украшенного работами Караваджо и других авторов.

В Европе большинство больниц и капелл ордена пережили реформацию, но только не в протестантских странах. Тем временем, в 1716 году на Мальте была основана общественная библиотека. Спустя семь лет был основан Университет, а следом за Университетом Школа Математики и школа Естественных Наук. Недовольство некоторых жителей Мальты, рассматривавших орден как привилегированный класс, росло, несмотря на улучшения. В число недовольных входили даже некоторые представители мальтийской знати, не принятые в орден.

На Родосе госпитальеров расквартировывали по постоялым дворам (фр. Auberges). Постоялые дворы также были разделены на языки. Подобная структура сохранилась на острове Биргу с 1530 по 1571 годы, а затем, начиная с 1571 года, перекочевала в Валлетту. Принадлежность постоялых дворов на Биргу в основном неопределённа. В Валлетте до сих пор есть постоялый двор языка Кастилия-Леон, построенный в 1574 году и восстановленный великим магистром де Вилена. Сегодня в этом здании расположен офис премьер-министра. Сохранился постоялый двор языка Италия (восстановлен в 1683 году великим магистром Гараффа, сегодня это почтовая канцелярия), языка Арагон (построен в 1571 году, сегодня Министерство Экономики), языка Бавария (ранее дворец Карнерио, куплен в 1784 году для ново-сформированного языка), языка Прованс (сегодня это Национальный Музей Археологии). Постоялый двор языка Аверне был разрушен во вторую мировую войну, после чего на его месте построили здание суда. Постоялый двор языка Франция был также разрушен в ходе Второй мировой войны.

В 1604 году каждый язык получил придел в кафедральном соборе Святого Иоанна, после чего гербы языков украсили стены и потолок собора.

Прованс: Архангел Михаил, герб Иерусалима
Аверне: Святой Себастьян, Голубой дельфин
Франция: обращение Святого Павла, герб Франции
Кастилия и Леон: Святой Джеймс Малый, две четверти герб Кастилии и две четверти Леона
Арагон: Георгий Победоносец, придел языка посвящен Богородице (Per pale Aragon and Navarre)
Италия: Святая Катерина, изогнутая голубая надпись ITALIA
Англия: Бичевание Христа, герб не обнаружен; на Родосе язык имел английский герб (две четверти герб Франции и две четверти Англии)
Германия: Богоявление, Чёрный двухглавый орел

Волнения в Европе
Вслед за ростом протестантизма и французский эгалитаризма в Европе орден утратил множество своих европейских владений, однако продолжил существование на Мальте. Собственность английского отделения была конфискована в 1540 году. В 1577 году бранденбургский бейливик стал лютеранским, однако продолжил выплачивать ордену взносы, до тех пор, пока это отделение не было превращено в 1812 году королем Пруссии в почётный орден. Мальтийский орден (Johanniter Orden) был восстановлен в качестве Прусского Ордена Рыцарей Госпитальеров в 1852 году.

Множество мальтийских рыцарей находилось в рядах Военно-Морского Флота Российской империи, а также в рядах революционного французского флота. Де Поинси, назначенный губернатором французской колонии на острове Сент-Китс в 1639 году, украсил форму своей свиты символами ордена, так как к тому времени уже был видным рыцарем Святого Иоанна. В 1651 году госпитальеры приобрели у Компании Американских Островов остров Сент-Китс, остров Святого Мартина, а также остров Сен-Бартельми. Присутствие ордена в Карибском море было омрачено смертью де Поинси в 1660 году, который приобрел также, в качестве личного владения, остров Санта-Крус и передал его рыцарям Святого Иоанна. В 1665 году орден продал свои владения в Карибском море Французской Вест-Индской Компании, положив тем самым конец своему присутствию в регионе.

Декрет Французской Национальной Ассамблеи, Упраздняющий Феодальную Систему (1789), упразднил орден во Франции. V. Десятины любого вида, а также обязанности которые вместо них выполнялись, под каким бы они названием не были известны или собирались (даже когда стороны пришли к обоюдному соглашению), находящиеся в собственности мирской или профессиональной организации, в собственности землевладельцев или бенефиций, членов объединений (включая Мальтийский орден и другие религиозные и военные ордена), а также те которые предназначены для содержания церквей, те которые получёны от продажи церковных земель и вверены светским людям и те которые заменены соответствующей частью, упразднены (…)Французское революционное правительство конфисковало ценности и земли ордена во Франции в 1792 году.

Утрата Мальты

Граф Васильев, 19-ое столетие, комтур ордена госпитальеровКрепость госпитальеров на Мальте была захвачена Наполеоном в 1798 году в ходе экспедиции в Египет.Наполеон прибег к хитрости. Он попросил позволения войти в бухту Валлетты для пополнения запасов своих судов, а оказавшись внутри, обратился против принимающей стороны. Великий магистр Фердинанд фон Хомпеш цу Болейм не сумел предугадать намерения Наполеона и подготовиться к грозящей опасности, не сумел он также обеспечить эффективное руководство, напротив, с готовностью сдался Наполеону, объясняя свои действия тем, что устав ордена запрещал госпитальерам сражаться с христианами.

Госпитальеры были разогнаны, однако орден, хоть и заметно уменьшившись в размере, продолжал существовать, ведя переговоры с европейскими правительствами о возвращении былого могущества. Российский император Павел I, предоставил большинству госпитальеров убежище в Санкт-Петербурге. Этот акт положил начало существованию ордена госпитальеров в российской традиции, а также способствовал признанию мальтийских наград за боевые заслуги наряду с Имперскими. Беглые госпитальеры, находящиеся в Санкт-Петербурге, избрали Павла I великим магистром ордена. Он стал соперником великому магистру фон Хомпешу, однако отречение фон Хомпеша, сделало Павла I единственным великим магистром. Пребывая на посту великого магистра, Павел I создал вдобавок к уже существующему римско-католическому великому приорату, российский великий приорат, включавший не менее 118 комтурств, понижая тем самым значение остальной части ордена и открывая его для всех христиан. Избрание Павла I великим магистром, тем не менее, никогда не было одобрено римско-католической церковью. Таким образом, Павел I был великим магистром скорее де факто, нежели де юре.

К началу 19 столетия орден был сильно ослаблен потерей приоратов на территории Европы. Всего лишь 10% доходов орден получал из традиционных источников в Европе, остальные 90% доходов до 1810 года, орден получал от российского великого приората. Эта ситуация частично отразилась на управлении орденом, которым, в период с 1805 по 1879, вместо великих магистров управляли лейтенанты, вплоть до восстановления папой Львом XIII должности великого магистра. Восстановление должности великого магистра сигнализировало о возрождении ордена в качестве гуманитарной и религиозной организации. Медицинская деятельность, изначальное занятие ордена, вновь стала главной заботой госпитальеров. Медицинская, а также благотворительная деятельность, предпринятая орденом в незначительных масштабах в ходе первой мировой войны, была значительно интенсифицирована и увеличена в объёмах в ходе второй мировой войны. В годы второй мировой войны орден находился под управлением великого магистра Фра Людовико Чиги дела Ровере Албани (великий магистр с 1931 по 1951 год).

Суверенный Военный Мальтийский орден недавно основал дипломатическую миссию на Мальте. Основана миссия была после того как орден подписал с Мальтийским правительством соглашение, дарующее ордену эксклюзивное право на использование Форта Святого Ангела на срок протяженностью в 99 лет. Сегодня после реставрации ордена, в Форте проводятся исторические реконструкции, а также культурные мероприятия, посвященные Мальтийскому ордену. Почетный Орден Святого Иоанна находился на Мальте с конца 19 столетия.

Суверенный Военный Мальтийский Орден

Флаг Мальтийского орденаВ 1834 году орден учредил новую штаб-квартиру в Риме.Суверенный военный Странноприимный Орден Святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты, широко известный как Мальтийский орден, является римско-католическим религиозным орденом. Суверенный статус ордена признан множеством международных организаций, членом которых он является. Имеет статус наблюдателя, признан Организацией Объединенных Наций, а также другими организациями. Орден поддерживает дипломатические отношения приблизительно со ста странами при помощи большого количества послов. Орден выдает собственные паспорта, печатает собственную валюту, марки и даже выдает автомобильные номера. Великий магистр ордена несет службу в качестве папского вице-короля, предоставляя дипломатам Ватикана процессуальную поддержку при подаче ходатайств, при внесении предложений о поправках, а также при необходимости принятия решений в сфере международной дипломатии.Претензии ордена на суверенитет оспариваются некоторыми учёными

Возрождение в Британии под именем Почетного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского

Владения ордена в Англии были конфискованы Генрихом VIII из-за его спора с Папой Римским о расторжении брака с Екатериной Арагонской. Спор привел к ликвидации монастырей и как следствие к конфискации имущества госпитальеров. Несмотря на то, что формально деятельность ордена не была прекращена, конфискация имущества привела к прекращению деятельности языка Англия. Немногочисленные госпитальеры из Шотландии продолжали поддерживать связь с языком Франция. В 1831 году французскими госпитальерами от лица Ордена в Италии, как они утверждали (вероятно, подобными полномочиями они не располагали) был основан Британский Орден. Со временем он стал известен как Славнейший Орден Святого Иоанна Иерусалимского в Британском Королевстве. В 1888 году орден получил от королевы Виктории королевскую привилегию и распространился по все территории Соединенного Королевства, а также Британского содружества и Соединенных Штатов Америки. Суверенным Военным Мальтийским Орденом он был признан лишь в 1963 году. Наиболее известными занятиями ордена является деятельность, связанная с Госпиталем Святого Иоанна, а также Госпиталем Ока Святого Иоанна в Иерусалиме.

Реставрация ордена в континентальной Европе

Последствиями реформации стало то, что большинство немецких капитулов ордена заявили о своей неизменной приверженности ордену, признав вместе с тем протестантскую идеологию. Под именем Бранденбургского Бейливика Благородного Ордена Госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского (Balley Brandenburg des Ritterlichen Ordens Sankt Johannis vom Spital zu Jerusalem)орден продолжает существовать сегодня, все больше отдаляясь от материнского католического ордена.

Из Германии орден попал в некоторые другие страны, а именно Венгрию, Нидерланды и Швецию, однако это отделение было уже протестантским. Отделения в этих странах сегодня также автономны. Все три отделения находятся в союзе с Британским Орденом, а также с Суверенным Военным Мальтийским Орденом. Союз носит название Союз Орденов Святого Иоанна Иерусалимского.

Ордена-подражатели

После второй мировой войны, пользуясь отсутствием государственных орденов в Итальянской республике, какой-то итальянец объявил себя принцем польским и великим приором выдуманного Великого Приората Подолья осуществлял продажу мальтийских крестов, пока ему не был предъявлен иск за жульничество. Другой жулик утверждал, что он великий приор Святой Троицы Вильнева, но быстро отказался от своих слов после визита полиции. Организация, правда, вновь всплыла на поверхность в США в 1975 году, где до сих пор продолжает свою деятельность.

Огромные вступительные взносы собранные Американской Ассоциацией Суверенного Военного Мальтийского Ордена в начале 1950-х годов соблазнили другого человека по имени Чарльз Пичел создать в 1956 году собственный Суверенный Орден Святого Иоанна Иерусалимского, рыцарей госпитальеров.Пичел избежал осложнений связанных с имитацией Суверенного Военного Мальтийского Ордена, выдумав для своей организации мифическую историю основания. Он утверждал, что организация во главе, которой он стоял, была основана в 1908 году в рамках русской традиции ордена госпитальеров. Ложное утверждение, тем не менее, многих оно ввело в заблуждение, включая некоторых учёных. На самом деле основание его организации не имело никакого отношения к русской традиции ордена госпитальеров. Дело в том, что орден Пичела привлек в свои ряды множество русских дворян, что предало некоторую правдоподобность его утверждениям.

Основание этих организации привело к созданию множества других поддельных орденов. Двум ответвлениям Пичеловского ордена удалось, якобы, заручится покровительством последнегокороля Югославии Петра II, и короля Румынии Михая. Вышеупомянутый орден базировался в калифорнии, где приобрел множество последователей, находясь под управлением Роберта Формалса. В течение нескольких лет и при поддержке исторических организаций, таких как Августинское общество, он утверждал, что является польским принцем из рода Сангушко.

Материал добавил: Alleks Просмотров: 2347
Дата добавления: 2009-07-10 Рейтинг материала:
 
  Комментарии: 0  
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]