Войти на сайт | Регистрация на сайте2017-02-22  
 
   
   
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: Evo4ka 
Форум » Гильдия воинов » Застава воинов » Лучший рассказ о войне! (Самые лучшие рассказы о войне!)
Лучший рассказ о войне!
Priest74 (Offline)Дата: Понедельник, 2009-12-07, 07:49 | Сообщение # 31
*Лорд*
  Репутация: 3116
Сообщений: 4484
Quote (СкАзОчНиК)
а свои рассказы выкладывать можно?

Я бы сказал нужно.



Русский народ не имеет плана действий... Он страшен своей импровизацией.
Из каждой безвыходной ситуации есть как минимум два выхода.
 
СкАзОчНиК (Offline)Дата: Вторник, 2009-12-15, 16:56 | Сообщение # 32
*Мастер мечей*
  Репутация: 82
Сообщений: 198
Тогда вот вам стих про войну

Про Войну

Когда раскат грома и молний
Сливается с криком и воплем солдат
Тучи свинцовые падают с неба
И накрывают весь этот ад

Подобно ярости тигра
Словно скалы волка
Проблем не решит никто мирно
Рук не пожмут никогда

Летят друг на друга
Не зная преград
В душе их парит только яростный град
«Не надо наград с них нету мне толку
Только победа одна мне нужна»

И никогда не настанет покоя
Криком погибших в этой войне
Будет им вечное горе
За бравое дело в войне


 
Ultimate (Offline)Дата: Воскресенье, 2009-12-27, 16:47 | Сообщение # 33
Кентавр
  Репутация: 41
Сообщений: 38
Пелопоннесская война 431—404 до н. э., крупнейшая война в Древней Греции между двумя объединениями греческих городов-государств (полисов)— Пелопоннесским союзом во главе со Спартой и Делосским союзом (1-й афинский морской союз, возник в 478—477 до н. э., объединял под гегемонией Афин приморские города-государства и острова Эгейского м.). Подъём экономич. жизни греч. Городов полисов и рост межполисной торговли после окончания греко-персидских войн 500—449 до н. э. обострили соперничество между крупнейшими торгово-ремесленными центрами Греции: Афинами, с одной стороны, Коринфом и Мегарой — с другой. Борьба шла главным образом за западные (Италия, Сицилия) и северо-восточные (Македония, Фракия, Причерноморье) рынки. Особенно резко интересы Афин сталкивались с интересами Коринфа и Мегары, расположенных на Коринфском перешейке. Первостепенное значение для обеих сторон имело обладание гаванями о-ва Керкира, расположенного на пути из Греции в Италию. Кроме экономических причин были политические — соперничество между Спартой и Афинами на почве общегреч. политики, за гегемонию в Греции. В то время как Афины активно поддерживалидемократич. группировки в греч. полисах, Спарта поддерживала аристокатич. и олигархич. группы в союзных с Афинами греч. полисах. С ростом объединит, тенденций, вступивших в острый конфликт с полисной автономией, обострялась борьба за политич. господство между Афинами и Спартой. К началу войны Афины вместе с союзниками имели большой флот, базирующийся на укреплённую гавань Пирей (ок. 300 триер), и армию св. 40 тыс. чел. [13 тыс. гоплитов, 1200 всадников, 1600 лучников предназначались для полевых действий, 16 тыс. чел. для обороны крепостных стен Афин, остальные (св. 8 тыс. чел.) составляли гарнизоны других крепостей и городов]. Стратег, план главы Афин, гос-ва Перикла заключался в том, чтобы, пользуясь господством на море, опустошить берега Пелопоннеса и заставить капитулировать Пелопоннесский союз. Средством для выполнения этой задачи являлся флот. На суше намечались оборонит, действия. Спарта имела большую сухопут. армию (60 тыс. чел.). Она намеревалась вторгнуться в Аттику, разорить её и блокировать Афины с суши. В историч. литературе П. в. условно делится на 3 основных периода: Архидамову войну (по имени спартан. царя Архидама II), Сицилийскую войну, Декелейскую (Ионийскую) войну. Сицилийскую и Декелейскую войны иногда в литературе объединяют в один период. Архидамова война 431—421. После нападения в апр. 431 на г. Платеи пелопоннесские войска (в середине июня) вторглись в Аттику. Положение Афин осложнилось эпидемией чумы в 430—429, а также антиафинскими восстаниями, вспыхнувшими в Митилене в 428—427 и на о. Керкира в 427— 425. В 425 афинские войска и флот под командованием стратега Демосфена захватили плац.дарм в гавани Пилос (Мессения) и укрепили его. Попытка спартанцев выбить афинян из Пилоса успеха не имела. Тогда спартанский отряд гоплитов (420 чел.) занял о. Сфактерия, находившийся при входе в гавань Пилос. Афинские войска и флот под командованием Демосфена и Клеона разбили спартанцев. В окт. 422 под Амфиполем (Эдония) произошёл бой между афинянами под командованием Клеона и спартанцами под командованием военачальника Брасида. После этого боя, в к-ром погибли Клеон и Брасид, И апр. 421 был заключён т. н. Никиев тир на 50 лет. Сицилийская война 420—413 характеризовалась борьбой сторон за господство на море. Условия Никиева мира не устранили причин, вызвавших войну. В 420 племянник Перикла Алкивиад, возглавлявший наиболее воинственно настроенную группировку, создал коалицию пелопоннесских полисов (Аргос, Мантинея, Элея), к-рая при под- держке Афин выступила против Спарты. В авг. 418 войска этой коалиции были разбиты при Мантинее. Весной 415 афиняне предприняли экспедицию (260 триер, 38 тыс. чел.) в Сицилию, но попытка штурмовать укрепления Сиракуз успеха не имела. Афинский флот был разбит и сожжён в сиракузской гавани, войско, отступавшее в глубь острова, было окружено и разгромлено. Афины в 413 направили в Сиракузы ещё 26-тыс. войско. Однако и это не обеспечило им успеха. Воен. авантюра Афин потерпела крах. Декелейская война 413—404 началась захватом спартанцами Декелей в 22 км от Афин. В 410 новый афин. флот одержал 2 победы при Абидоссе, но затем потерпел поражение у м. Нотия. Построенный при поддержке Персии спартан. флот под командова- нием флотоводца Лисандра был разбит афинянами при Аргинусских островах у берегов М. Азии (406). После этого Персия вновь помогла спартанцам восстановить флот, к-рый в сражении при Эгоспотамах в 405 нанёс афинскому флоту поражение. В апр. 404 Афины, осаждённые с суши и моря, капитулировали. Условия мира,, продиктованные победителями, были следующие: роспуск Делосского союза; выдача афинского воен. флота, за исключением 12 сторожевых кораблей; ликвидация укреплений Афин и Пирея; вступление Афин в союз со Спартой с подчинением Спарте. П. в. сильно разорила все государства Греции: и побеждённых, и победителей. В результате П. в. усилился процесс разложения рабовладельч. строя Греции. Война привела к падению междунар. престижа Греции и к новому возвышению Персидской державы. В 4 в. до н. э. в результате социально-экономического и политического кризиса полисной системы Греция подпала под власть Македонии. П. в. способствовала дальнейшему развитию воен. иск-ва. Пр-ки имели заранее разработанные планы ведения войны, исходившие из политич. целей борьбы и характера вооруж. сил сторон. Борьба за союзников и за господ- ство на море являлась коренным вопросом войны. В ходе войны совершался переход от ополчения свободных граждан к наёмной армии. Появление воинов-профессионалов усложнило подготовку и воспитание войск. Боевые действия стали более продолжительными и. велись в любое время года. Дальнейшее развитие получили принципы боевого построения греч. армии. Фаланга по-прежнему оставалась основой боевого порядка, но появление разновидности пехоты — пелтастов, способных к манёвренным действиям в сомкнутом и разомкнутом строях, на пересечённой местности, изменило характер самого сражения. Теперь манёвр в бою,основанный на взаимодействии тяжёлой и средней пехоты, стал важным фактором в достижении победы. Усовершенствовались приёмы взятия крепостей: штурмующие войска образовывали колонны, покрытые щитами (с боков и сверху); устраивались искусств, наводнения, поджоги, подкопы. Усложнились способы применения флота. В П. в. значит, размах получила борьба на мор. путях сообщения, блокадные действия и вторжение с моря на тер. пр-ка.



Всех с праздниками))
 
Eviscerator (Offline)Дата: Воскресенье, 2010-05-16, 10:37 | Сообщение # 34
*Карающий клинок*
  Репутация: 590
Сообщений: 295
Мир никогда не настанет. Мы будем идти в бой каждый раз.
Но есть вопрос зачем ?...
Мы достигли мира, но не перестаем драться...
Видно мы стали теми, кого ненавидим....
На поле боя мы словно дома. Танец смерти это привычное дело. Будем драться. Сколько бы врагов не было....
Они наступают, но мы не отойдем. Будем бить, крушить и убивать за мир. Но это уже не мир это- Хаос. Но мы рады...
Умрем на поле брани. Пусть сталь отведает вкус крови, пусть наши руки будут в крови. Доспехи ломаются, но это нас не остановит...
Мы выкуем новое оружие и доспехи... Убийцы наденут плащи... Рыцари -доспехи...Лучники скроются в лесах...
 
Валькирия (Offline)Дата: Суббота, 2010-05-22, 15:03 | Сообщение # 35
Гидра
  Репутация: 218
Сообщений: 168
Eviscerator, Интересный рассказик. Маленький и со смыслом spiteful spiteful spiteful


Побеждает лишь тот, кто сражается
 
Eviscerator (Offline)Дата: Понедельник, 2010-05-24, 20:19 | Сообщение # 36
*Карающий клинок*
  Репутация: 590
Сообщений: 295
Ночь была необычной даже для этой части Лаара. Облака застили звезды, и всей своей тяжестью нависли над землей, готовые обрушиться на нее. Туман уже окутал низины и теперь медленно поднимался, хватаясь призрачными пальцами за ветки деревьев, переползая через открытые пространства и закрывая всякий вид солдатам, вышедшим в ночной дозор. Было сыро, мерзко и прогоркло.
— Ойуун побери эту погоду, — выругался один из дозорных, битые полчаса пытающийся что-либо рассмотреть в мрачной смеси кромешной тьмы и тумана, — никогда не видел ничего подобного у себя в степях.
— Успокойся. Что может произойти в этом захолустье? И потом, даже если бы у нас тут под носом с песнями и плясками прошлась вся Имперская Гвардия, вряд ли мы бы что-то разглядели.
— Именно что. Я даже горы разглядеть не могу. Хотя, кажется, уж они-то должны выделяться.
Оба стражника умолки и посмотрели в направлении гор, где со времен Сотворения возвышались четыре пика во главе со зловещей вершиной Тул-Багар. Наступила тишина, изредка нарушаемая потрескиванием факелов внизу, у частокола, и негромкими переговорами патрулей. Занятые собственными делами, дозорные не заметили, как по ступенькам вверх, будто укрываясь от всполохов огня, ползет странная тень. Спустя пару минут тень достигла верхней платформы и просочилась внутрь через одну из щелей. Стук падающих тел не был слышен человеческому уху, но одновременно с ним из темноты появились первые силуэты, направившиеся к частоколу.
Взводный сидел в казарме и считал жалованье солдат, когда светильник внезапно потух. Ворча и кряхтя, старый вояка ощупью направился к двери, как вдруг почувствовал, что рядом кто-то есть. В следующий же момент, не дав взводному промолвить и слова, из темноты вынырнула когтистая лапа и выбила из головы несчастного все мысли о золоте...
Первая линия нападающих была уже перед воротами, когда часовые внутри форта сообразили — что-то неладно, и подняли тревогу. Наспех одетые и вооруженные гвардейцы выбегали из зданий и не верили своим глазам — им противостояли мертвецы с дубинками, кольями и обломками мечей, а некоторые несли в руках даже собственные или чужие конечности. Странный вид этой неестественно молчаливой армии дополнялся трупным смрадом, окружающим атакующих подобно ядовитому облаку.

С ужасом увидели защитники в этой безликой массе знакомые мундиры и лица тех, с кем они еще недавно сидели за одним столом и ходили в один патруль. Лица мертвых. Со следами рваных ран и свежей крови, с отметинами клыков, когтей и зубов, с пустыми глазницами. Многие не выдержали и ударились в бегство. Но тщетно — вокруг тень за тенью вставали новые бойцы ночной армии, отсекая все пути к отступлению и расступаясь только для того, чтобы дать подойти расчетным командам стенобитных орудий.

Защитникам пришлось разделиться на несколько небольших групп и держать под неусыпным надзором наиболее слабые участки стен, которые с секунды на секунду могли пасть под натиском. Первой не выдержала западная стена. Очередной сильный удар выбил из нее несколько бревен, и в образовавшийся проем хлынул передовой отряд мертвецов. Гвардейцам пришлось отступать к центру форта, поджигая на своем пути все, что могло гореть — люди надеялись, что огонь если не остановит, то хотя бы затормозит врага. Вскоре весь частокол был охвачен пламенем, и в бликах его корчились неясные тени — люди и нелюди.

Распространившийся пожар сделал свое дело — ходячие трупы, заплатив прочностью тел за обретенное бессмертие, вспыхивали подобно свечкам и сгорали дотла, не чувствуя боли и до последнего момента пытаясь добраться до защитников. Строй атакующих разваливался на глазах, и люди воспряли духом. Но вслед за первыми отрядами в проломы уже шагали свежие войска. Далеко не все из них были людьми и далеко не все обладали разумом. Переползали через лежащие на земле бревна громадные пауки и странные крабовидные существа коричневого цвета с громадными клешнями, выходили из тумана, сгустившегося около частокола, призрачные жители болот, чинно и медленно шествовали вперед воины с синими мечами, похожими на глыбы обтесанного льда. Нестерпимо ярко горели эти мечи, будто жаждали свежей крови и свежих душ для своих обладателей. При виде этих новых сил защитники дрогнули и смешались. Уже некуда было отступать, и те, кто еще был в состоянии держать оружие в руках, стояли спиной к спине или прижавшись к стенам, превращаясь в островки, окруженные превосходящими силами врага. Вскоре форт пал и пылающие развалины наполнились криками умирающих.

Расталкивая порождения Тьмы и брезгливо поглядывая на трупоедов, во двор вошла группа магов в черных балахонах. По их приказанию несколько существ с мечами вместо рук принялись расчищать место от сгоревших столов и скамеек и складывать тела в кучу, иногда с боем вырывая их из чьей-нибудь пасти. Парочку особо возмущавшихся прикончили на месте, после чего охотников до возражений больше не нашлось.

Маги образовали вокруг тел рваный круг, по команде сняли мешочки с поясов и стали по очереди что-то напевать на странном языке, постепенно доставая из мешков кристаллы и рассыпая их вокруг себя. Падая на землю, кристаллы начинали светиться, и с каждым новым голосом, подхватывавшим заклинание, свечение их усиливалось. Когда глазам присутствующих было уже больно смотреть на сияние, кристаллы вспыхнули и погасли, а среди тел кто-то зашевелился.
По знаку магов к трупам подошли вооруженные воины с сетями. Последний из них только успел встать в строй, как на свет показалась красная рогатая голова демона с неимоверно большими глазами и рядом острых зубов. Моментально брошенная сеть еще не успела упасть, как демон исчез и через доли секунды возник за спиной одного из воинов. Одним ударом лапы тварь свернула ему шею и следующим движением вонзила зубы в горло стоящего рядом солдата, вырвав изрядный кусок. При виде этого зрелища оставшиеся в живых испуганно попятились, а двое магов стали делать магические пассы, с кончиков их пальцев срывались и уходили в землю небольшие разряды.

Сделав оцеплению предупреждающий знак, предводитель группы подошел ближе к демону и произнес несколько слов на языке, самые звуки которого терзали человеческое ухо. Демон прекратил трапезу и недовольно заурчал. Маг тем временем продолжал свою речь, и тон его становился то успокаивающим, то требовательным. Демон склонил голову набок, высунул длинный раздвоенный язык, слизал с чешуйчатой головы капли крови и что-то ответил. В следующий момент по приказу мага воины нехотя подошли к демону и попытались надеть на него кандалы. Но стоило холодному железу коснуться рук создания, как оно будто взбесилось, схватило когтистыми лапами ближайших солдат и исчезло с ними в темноте. Маг посмотрел на своих спутников и пожал плечами. Он отнюдь не выглядел недовольным. В следующий момент ветер донес до собравшихся какой-то еле слышный сигнал, и они моментально покинули захваченный форт.

В свете марева какое-то время еще были видны войска, идущие мимо частокола. Войска, подгоняемые надсмотрщиками. Войска животных, воинов, мертвецов и призраков. Пожар уже съел всё, до чего мог дотянуться, а они все шли и шли — нечеткие и неясные силуэты в кромешной тьме, несущие с собой ужас и погибель.
С первыми каплями дождя некогда гордое укрепление медленно поглотил доползший из низин туман...

 
свободный (Offline)Дата: Суббота, 2010-05-29, 14:28 | Сообщение # 37
*Мастер Мечей*
  Репутация: 1652
Сообщений: 3429
Eviscerator, оболденный расказ стряпал +5!!!

 
zoomsk (Offline)Дата: Суббота, 2010-05-29, 15:23 | Сообщение # 38
*Son of Rome*
  Репутация: 2726
Сообщений: 2093
Eviscerator, сам придумал или скатал от куда?


Жизнь — это очередь за смертью, но некоторые лезут без очереди
 
Eviscerator (Offline)Дата: Суббота, 2010-05-29, 19:05 | Сообщение # 39
*Карающий клинок*
  Репутация: 590
Сообщений: 295
zoomsk, Не)) знакомый давал книгу, вот очень понравился этот момент из неё , читал на одном дыхании. Думаю дай напишу может кому понравится. (книга из жанра фэнтези)
 
свободный (Offline)Дата: Суббота, 2010-05-29, 19:10 | Сообщение # 40
*Мастер Мечей*
  Репутация: 1652
Сообщений: 3429
Eviscerator, хотьб и списал с книги все равно постарался оч хороший расаз)))

 
правитель (Offline)Дата: Пятница, 2010-07-02, 07:16 | Сообщение # 41
Тигрочеловек
  Репутация: 91
Сообщений: 105
у нас война была....
в детстве лет 15 за девку и тааакая толпа за одних и за других
конеш устроителями были я и паарень с соседнего менты разгняли а я ушел со сломаной рукой хотя обидчик с разбитым лицом
вот вся война


УЧаСтвУюю
 
Валькирия (Offline)Дата: Воскресенье, 2010-07-11, 08:07 | Сообщение # 42
Гидра
  Репутация: 218
Сообщений: 168
Лежу я на земле сырой
Спокойная ночь меня обвивает
Нашел наконец-то я вечный покой?
Иль снова душа улетает?

Трава поцелует, огреет росой
Холод подарит сырая земля
Лежу я на теле царицы босой
Под траурным взглядом ее короля.

И тихо в ночи стонет чья-то душа
А слезы ее здесь зовутся дождем
Дождь накрывает меня, не спеша
И вот теперь плачем от боли вдвоем.

И тихо как в снах мертвеца
Ничто не тревожит здесь сказочный лес
Забыты давно здесь слова мудреца
И лишь ручейка слышан радостный плеск.

Добраться бы мне до холодной воды
И смыть кровь с лица священной мечтой
И в миг моя песнь долетит до звезды
Что ночью во тьме ворожит надо мной.

И сломан клинок, я один в тишине
Страх ушел навсегда, вместе с ним и душа
Я остался один погибать на войне
Даже странно, что Смерть от меня не ушла.

Птица Смерти кружит надо мною, смеясь
Я ползу, поедая сырую землю
Мгновенье - в глазах моя жизнь пронеслась
А может все бред, быть может, я сплю?

Где же воин, что смерть мне подарит?
И где менестрель, что оплачет меня?
Я сам разломал тот клинок, что ударит
И Смерть мне смеется его унося.

Кровью пахнет земля и в крови мои руки
Злобно ноют и стонут глубокие раны
Сколько дней, сколько лет продолжаются муки?
И смеются мгновенья как святые тираны.

Вот ручей серебрится холодной водой
А на дне бездыханная дева лежит -
Труп Валькирии светлой и молодой
А на небе от боли Ворон кричит.

Дорога в Валгаллу сквозь сумрак лежит
Кровавые реки, холодный туман
Но мне путь на небо Судьбою закрыт
Остался лишь я и со мною мой brandr.

Целую я воду, слезы капают в кровь
Умирает с Валькирией тело Надежды
Умирает тоска, умирает любовь
Умираю и я, умираю как прежде...

Снова я у ручья, напиваюсь до боли
И земля подомной стонет лютней льстеца
Я покинул свой дом, свое бранное поле
И разбил свою душу и чужие сердца.



Побеждает лишь тот, кто сражается
 
Slayer (Offline)Дата: Четверг, 2012-03-22, 08:51 | Сообщение # 43
*Наемник*
  Репутация: 7515
Сообщений: 4305
При наборе в Мэйле Лучший рассказ о войне выезжает первым этот раздел :)

Каждому свое.


Сообщение отредактировал stayer - Четверг, 2012-03-22, 08:52
 
-Ash- (Offline)Дата: Суббота, 2012-04-28, 09:20 | Сообщение # 44
*Оракул*
  Репутация: 5540
Сообщений: 2122
15 мая 1988-го один из батальонов 66-го полка ушел из Джелалабада. 16 мая 1988 года — ровно четырнадцать лет назад — батальон вошел в Термез. Так начинался вывод Советской армии из Афганистана.
Никто тогда и предположить не мог, что идут последние годы существования Советского Союза. Что афганская война — последняя война империи — быстро станет историей. И что афганских ветеранов в госпиталях сменят чеченские.
Валерий ШИРЯЕВ, автор коротких импрессионистических рассказов о той войне, не носит орденов, которыми его наградила родина. В этом факте его личного поведения — общее ощущение поколения, прошедшего Афганистан. Война, в которой они участвовали, оказалась ненужной и забытой.
Но это ничего не меняет в их жизни. В памяти людей, которые когда-то, сидя на броне, пили горячий чай, остались горы, и небо, и белая афганская пыль, и ощущение жизни, которое бывает только в молодости

Ритмы забвения
Ритм жизни задан нам горами навечно, даже на войне. И никакие вертолеты неспособны его пока что изменить.
Если колонна тронулась в пять утра, то сбор назначили на два ночи. И ты «добираешь свое» в тягостной полудреме на корме БТРа. Но вой мотора на подъемах и глухое забытье на спусках машинально отсчитываются в спящем мозгу. И проснувшись к обеду, остается только вспомнить количество перевалов, взглянуть на карту и определить свое местонахождение.
Это и есть настоящий тягучий и унылый ритм войны с периодом час-полтора. Он вбирает в себя без остатка ленивую перебранку снабженцев на привале и короткий свирепый разнос командиру оторвавшегося хвоста колонны в штабной палатке. В него вмещается ослепительная, как бенгальский огонь, и столь же скоротечная ночная перестрелка на крутом склоне.
Грохот, последовательно отражаясь от стен ущелья, эхом уходит вниз, в глазах прыгают темные круги от вспышек, и только гильзы, отстрелянные кем-то в ста шагах выше по склону, еще минуту шуршат в тишине, слабо позвякивая на камнях. Но спроси кого утром – никто ничего не понял. И снова тягучий ритм спусков и подъемов засасывает твою память. К вечеру ночная стрельба окончательно подернута патиной забвения.
Сотни километров бесконечных спусков и подъемов, когда ты пришиблен среднеазиатской жарой, должны бы, по идее, оставить в памяти серую ленту и незабываемый запах местной пыли. Даже краски при 50 градусах кажутся выцветшими, как на некачественных копиях фильмов шестидесятых годов, снятых на пленке «Свема». Но адреналин и любопытство молодости выхватывают в этой мутной череде яркие куски. Они-то и станут потом небогатым набором воспоминаний, который ты назовешь памятью.
В конце июля 1985 г. наш БТР стоит на скалистом обрыве, прямо под нами в тридцати метрах ревет Кунар. Волны даже не мутные, они цвета асфальта. Обшарпанный «Панасоник» наматывает «Мурку» голосом Аркадия Северного. Думать не хочется: до движения еще полдня, в тени 45. Рядом солдаты делят сигареты. В реве реки их звонкие голоса похожи на птичьи. Да и сами они такие же тощие и черные, как местные скворцы.
Подошел командир, кинул цинк с запалами для гранат: «Надо ввернуть до движения». Шум, гам, плеск воды, скрежет консервного ножа, вскрывающего цинк. Я точно помню, что в руке у меня окурок «Явы» фабрики «Дукат». Помню даже надпись полукругом. Потому что все стихло, даже река, и мы смотрим на открытую жестянку. В ней, как конфеты в коробке, уложены запалы в масле. А поверх них чуть наискосок лежит белая вкладка:
Оборонный завод № 149
1943 г.
Укладчица М. Климова
Голос Северного пел в наступившей тишине: «Мурка, Маруся Климова, прости любимого». Пробрало тогда всех, даже последних пьяниц и циников. Так не бывает, но так было. И никакие ритмы забвения не утопят те запалы, что неизвестная женщина паковала для отправки на Курскую дугу. Где и почему они столько валялись на консервации? Какая разница. Я держал их в руках, и это — главное.

Добавлено (28.04.2012, 08:20)
---------------------------------------------
Розовые вершины
То ли в мае, то ли в начале июня 1985 г. я подхватил дизентерию, паратиф и холеру одновременно. Сейчас я бы сказал «в одном флаконе», тогда говорили просто «до кучи». Потом холера из диагноза чудесным образом исчезла. Потому как ловкий военный всегда может за такой диагноз подло выбить досрочное увольнение, а то и инвалидность. Впрочем, на эти обыденные игры военно-медицинской статистики в Афганистане полагалось плевать. Считалось, что мужчинам так положено. Я и сейчас так считаю.
Две недели я глотал горстями тетрациклин и к закату четырнадцатого дня уже самостоятельно добрел до скамейки в заросшем розами саду инфекционного госпиталя. Блаженно закурив, я без единой мысли в голове разглядывал розовые от заката вершины Гиндукуша. Через три минуты неожиданный легкий шорох по кустам возвестил начало этой истории. Через полчаса я точно знал, что Россию я люблю не меньше Никиты Михалкова, а жизнь – не меньше Марка Бернеса.
Стремительными серыми тенями, стелющимся пограничным шагом по розовым кустам к открытым окнам жилого модуля женского медперсонала, пригибаясь, неслись вернувшиеся с гор офицеры разведроты знаменитого «полтинника» (350-го десантного полка). Полк стоял прямо через дорогу от госпиталя.
Вот уже пренебрегших опасностями комендантского часа, медных от солнца капитанов и старлеев втаскивают в заждавшиеся окна руки любимых. Торопливо задергиваются занавески. Приглушенный звон посуды, стук вилок и счастливый смех медсестер смешиваются с бесконечными трелями соловьев, играющих свадьбы по розовым кустам.
Уже и свет начал кое-где гаснуть, когда из левого крайнего окна стометрового барака с чисто московским аканьем раздался боевой женский клич: «Патруль!». Ни капли паники. В нем слышалась лишь решимость до конца бороться за скоротечное военное счастье. Скорбная тишина вмиг охватила женский модуль. Сейчас уже кажется, что и соловьи замолкли. Конечно, это ложная память. Помню только ветер, колыхавший застиранный ситец занавесок, из-за которых выпрыгивали поджарые разведчики с охапками одежды.
Еще утром они волокли к вертолетам раненых друзей, и наколки штандарта легиона с цифрой 350 едва проглядывали на дубленой коже выше левого соска. А сейчас бежали от своих женщин и комендантского взвода. И соловьи перепуганными стаями метались между ними. Грациозно облокотившись о раму, двухметровая тощая блондинка неожиданно зычным голосом кричала им вслед: «Куда, герои?..» И вынырнувшая из-под ее локтя маленькая пухлая брюнетка звонко съехидничала: «В кредит больше не кормим!».
А потом они запели вслед мерцающим в зарослях спинам. А капелла, на два голоса, стройно и сильно: «Вот кто-то с горочки спустился…» Могли ли гадать авторы послевоенного шедевра, что через сорок лет русские медсестры снова будут петь о милых, спустившихся с гор в защитных гимнастерках и с красными орденами?
Смесь запаха роз, неповторимого аромата азиатского воздуха и плывущий под горящими вершинами грудной женский голос создавали совершенно нереальную обстановку. Просто торжество жизни какое-то, право слово. Я взглянул на пачку «Явы» в кармане пижамы. За полчаса выкурил ровно половину, даже не заметив.


 
Форум » Гильдия воинов » Застава воинов » Лучший рассказ о войне! (Самые лучшие рассказы о войне!)
Страница 3 из 3«123
Поиск: