Войти на сайт | Регистрация на сайте2016-12-11  
   
 
 
  Главная » Статьи по игре » Рыцари тамплиеры  
  Рыцари тамплиеры 4  
  Тамплие́ры (фр. templiers от «temple» — храм, «храмовники») или Рыцари Христа и Храма Соломона (лат. Templique Solomonici) — духовно-рыцарский орден, основанный в Святой Земле в 1119 году небольшой группой рыцарей во главе с Гуго де Пейном после Первого крестового похода. Это первый по времени основания из религиозных военных орденов[источник не указан 17 дней]. В XII-XIII вв. орден был очень богат, ему принадлежали обширные земельные владения как в созданных крестоносцами государствах на территории Палестины и Сирии, так и в Европе. Орден обладал также широкими церковными и юридическими привилегиями, дарованными ему лично папой римским, которому орден непосредственно подчинялся, а так же и монархами, на землях которых проживали тамплиеры. Орден нередко выполнял функции банкира, хотя главной целью его учреждения была военная защита государств, созданных крестоносцами на Востоке. Однако в 1291 г. христианские поселенцы были изгнаны из Палестины мусульманами, а тамплиеры, чтобы сохранить орден, почти полностью переключились на ростовщичество и торговлю, накопив значительные материальные ценности, и тем самым вызывая зависть королей и папы. В 1307-1314 гг. члены ордена подвергались арестам и жестоким преследованиям со стороны римско-католической церкви, крупных феодалов и королей, в результате которых орден был упразднён и распущен.

Зарождение ордена

Мечеть Аль-Акса, юго-восточная часть храмовой горы. На этом месте находилась штаб-квартира тамплиеров.В годы, последовавшие за взятием Иерусалима в 1099 г., многие из участников Первого крестового похода вернулись на Запад или погибли, а созданные ими на Востоке новые государства крестоносцев не имели достаточного количества войска и умелых полководцев, способных должным образом защищать границы новых государств. В результате паломники, каждый год являвшиеся на поклон к палестинским святыням, часто подвергались нападениям грабителей или мусульман, а крестоносцы были не способны обеспечить им должную охрану. Приблизительно в 1119 г., французский дворянин Гуго де Пейн, собрал восемь своих родственников-рыцарей, включая Годфруа де Сент-Омера, и учредил орден, поставив себе цель защитить пилигримов в их паломничествах по святым местам на Ближнем Востоке. Свой орден они назвали "Нищие рыцари". О деятельности ордена, как и вообще об ордене мало кто знал вплоть до Собора в Труа в 1128 г., на котором орден был признан официально, а священнику святому Бернару Клервоскому поручили разработать его Устав, в который были бы сведены основные законы ордена. Средневековый историк Вильгельм, архиепископ Тирский, канцлер Иерусалимского королевства, историк — один из крупнейших в средние века, в своём труде документирует процесс создания ордена :

«В том же году несколько благородных рыцарей, людей истинно верующих и богобоязненных, выразили желание жить в строгости и послушании, навсегда отказаться от своих владений и, предав себя в руки верховного владыки церкви, стать членами монашеского ордена. Среди них первыми и наиболее знаменитыми были Гуго де Пейн и Год фру а де Сент-Омер. Поскольку у братства не было пока ни своего храма, ни жилища, король предоставил им временное убежище у себя во дворце, построенном на южном склоне Храмовой горы. Каноники стоявшего там храма на определенных условиях уступили часть обнесенного стеной двора для нужд нового ордена. Более того, король Иерусалимский Болдуин II, его приближенные и патриарх со своими прелатами сразу обеспечили ордену поддержку, выделив ему некоторые из своих земельных владений - одни пожизненно, другие во временное пользование - благодаря чему члены ордена могли бы получать средства к существованию. В первую очередь им было предписано во искупление своих грехов и под руководством патриарха "защищать и охранять идущих в Иерусалим паломников от нападений воров и бандитов и всемерно заботиться об их безопасности»

В самом начале своей деятельности ордену предписывалось только охранять паломников и первые рыцари ордена образовывали нечто вроде братства мирян. Орден составлял группу рыцарей на службе храма Гроба Господня. Правитель иерусалимского королевства Болдуин II выделил на юго-восточном крыле иерусалимского храма, в мечети Ала Акса место под штаб-квартиру. А Бернар Клервоский, разработавший Указ ордена рыцарей храма стал и патроном ордена.

Карта Иерусалима с указанием места, где располагалась штаб-квартира орденаВ самом начале своей деятельности ордену предписывалось только охранять паломников и первые рыцари ордена образовывали нечто вроде братства мирян. Орден составлял группу рыцарей на службе храма Гроба Господня. Правитель иерусалимского королевства Болдуин II выделил на юго-восточном крыле иерусалимского храма, в мечети Ала Акса место под штаб-квартиру. А Бернар Клервоский, разработавший Указ ордена рыцарей храма стал и патроном ордена.


Святой Бернар Клервоский, покровитель орденаТамплиеры, присутствовавшие на Соборе в Труа, развернули во Франциии в Англии активную и успешную кампанию по вербовке в орден, для чего большая их часть, следуя примеру Годфруа де Сент-Омера, отправилась на родину. Гуго де Пейн посетил Шампань, Анжу, Нормандию и Фландрию, а также - Англию и Шотландию. Помимо множества неофитов, орден получил щедрые пожертвования в виде земельных владений, что обеспечило ему стойкое экономическое положение на Западе, особенно во Франции, и подтвердило его первоначальную "национальную" принадлежность - орден считался французским. Однако очень скоро идея присоединения к этому духовно-рыцарскому ордену захватила также и Лангедок, и Пиренейский полуостров, где близость враждебно настроенных мусульман заставляла местное население возлагать надежды по защите на крестоносцев. Каждый дворянин, вступавший в орден давал обет нищеты, а его имущество считалось собственностью всего ордена. 29 марта 1139 г. папа Иннокентий II издал буллу,названную им Omne Datum Optimum, в которой говорилось, любой тамплиер мог пересекать свободно любую границу, освобождался от налогов, и не подчинялся никому, кроме самого папы римского.

Дальнейшее развитие ордена

Закат ордена и его роспуск

Жак де МолеРанним утром 13 октября 1307г., члены ордена, проживавшие во Франции, были арестованы чиновниками короля Филиппа IV. Аресты производились именем Святой инквизиции, а владения тамплиеров переходили в собственность короля. Членов ордена обвиняли в тягчайшей ереси - в отречении от Иисуса Христа, в том, что они плевали на распятие, целовали друг друга непристойным образом и питали склонность к гомосексуализму, а также поклонялись идолам на своих тайных собраниях и т. д. В октябре и ноябре арестованные тамплиеры, в том числе Жак де Моле, великий магистр ордена, и Гуго де Пейро, генеральный досмотрщик, почти одновременно признали свою вину. Ко многим заключенным применялись пытки. Затем де Моле публично повторил свое признание перед собранием теологов Парижского университета. Со своей стороны король Филипп IV написал другим монархам христианского мира с настоятельной просьбой последовать его примеру и произвести аресты тамплиеров в своих владениях. Папа Климент V сначала воспринял эти аресты как прямое посягательство на его авторитет. Однако он был вынужден примириться со сложившимся положением вещей и вместо того, чтобы сопротивляться, попытался взять ответственность за случившееся на себя. 22 ноября 1307 г. он издал буллу "Pastoralis praeeminentiae", в которой отдал приказ всем монархам христианского мира произвести аресты тамплиеров и конфискацию их земель и имущества. Эта булла положила начало судебным процессам в Англии, в Испании, в Германии, Италии и на Кипре. Два кардинала были посланы в Париж для того, чтобы лично допросить руководителей ордена. Однако в присутствии представителей папы де Моле и де Пейро отказались от своих признаний и настоятельно просили остальных тамплиеров сделать то же самое. В начале 1308 г. папа приостановил инквизиционные процессы. Филипп IV и его люди целых полгода тщетно пытались воздействовать на папу, побуждая его вновь начать следствие. Кульминацией уговоров явилась встреча короля и папы в Пуатье в мае-июне 1308 г., во время которой после долгих споров папа наконец согласился начать два судебных расследования: одно должно было осуществляться папской комиссией внутри самого ордена, второе - представлять собой серию судебных процессов на уровне епископств, где местные суды должны были определить виновность или невиновность того или иного члена ордена. На октябрь 1310г. был намечен Вьенский собор, которому предстояло вынести окончательное решение по делу тамплиеров. Епископальные расследования, которые проводились под контролем и давлением со стороны самих епископов, тесно связанных с французским престолом, начались, уже в 1309 г., и, как оказалось, в большинстве случаев тамплиеры повторили свои первоначальные признания после применения суровых и продолжительных пыток. Папская комиссия, расследовавшая деятельность ордена в целом, начала слушания по делу лишь в ноябре 1309 г. Братья-тамплиеры перед лицом папской комиссии, вдохновляемые двумя талантливыми священниками - Пьером де Болоньей и Рено де Провеном, - стали последовательно защищать свой орден и свое достоинство.

К началу мая 1310г. почти шестьсот тамплиеров пришли к решению защищать орден, полностью отрицая истинность вырванных у них в начале следствия признаний, сделанных либо перед инквизиторами в 1307 г., либо перед епископами в 1309 г. Папа Климент V отложил Собор на год, до 1311 г. Архиепископ Санса, ставленник короля, вновь начав расследование по делу отдельных членов ордена в рамках своей епархии, установил, что сорок четыре человека виновны как повторно впавшие в ересь, передал их светскому суду (приводившему в исполнение приговоры церковных судов). 12 апреля 1310г. пятьдесят четыре тамплиера были приговорены к сожжению на костре и казнены в предместье Парижа. Один из двух главных вдохновителей защиты ордена в суде, Пьер де Болонья куда-то подевался, а Рено де Провен был приговорен советом провинции Сане к пожизненному тюремному заключению. Благодаря этим казням тамплиеры вернулись к своим первоначальным показаниям. Слушания папской комиссии также закончились только в июне 1311 г.

Летом 1311 г. папа объединил свидетельские показания, полученные им из Франции, с материалами следствия, поступавшим из других стран. Но только во Франции и в тех районах, что находились под ее господством или влиянием, от тамплиеров действительно добились признания вины. В октябре наконец состоялся Вьенский собор, и папа настоятельно потребовал роспуска ордена на том основании, что тамплиеры настолько обесчестили себя и что орден уже не сможет существовать далее в прежнем виде. Сопротивление святых отцов во время Собора было, однако, весьма значительным, и папа под давлением короля Франции настоял на своем, заставив аудиторию молчать под страхом отлучения от церкви. Булла "Vox in excelso" от 22 мая 1312 г. ознаменовала роспуск ордена, а согласно булле "Ad providam" от 2 мая вся собственность ордена безвозмездно передавалась другому крупному ордену - госпитальерам. Вскоре после этого Филипп IV изъял у госпитальеров крупную сумму денег в качестве судебной компенсации.


Два тамплиера сжигаются на костре.Разные тамплиеры были приговорены к различным срокам тюремного заключения, в том числе и пожизненно, в тех случаях, когда братья так и не признали своей вины, их заточали в монастырях, где они до конца жизни влачили жалкое существование. Их предводители, по всей видимости, предстали перед папским судом 18 марта 1314 г. и были приговорены к пожизненному тюремному заключению. Гуго де Пейро, генеральный досмотрщик ордена, и Жоффруа де Гонневиль, приор Аквитании, выслушали свой приговор молча, однако великий магистр Жак де Моле и приор Нормандии Жоффруа де Шарне громко протестовали, отвергая все обвинения, и утверждали, что их святой орден по-прежнему чист перед Богом и людьми. Король незамедлительно потребовал их осуждения как впавших в ересь вторично, и в тот же вечер они были сожжены на одном из наносных островков Сены, так называемом Еврейском острове

Связь с Храмом Соломона

Поскольку они не имели ни церкви, ни постоянного прибежища, король дал им на время местожительство в южном крыле дворца, близ Храма Господня." «Храм Господень» — имеется в виду Второй иерусалимский Храм, построенный Иродом Великим и разрушенный римлянами в 70-х гг. н. э. Во время существования Иерусалимского королевства Храмом Господним именовался т. н. «Купол Скалы», он же — Золотой купол или, на арабском, Куббат ас-Сахра. Мечеть «Аль-Акса» («Крайняя») именовали Темплум Соломонис — Храм Соломона. Они — а также, позднее, и дворец Иерусалимского короля, были построены на территории Храмовой горы — там же, где стоял разрушенный римлянами Иерусалимский храм. Главная резиденция тамплиеров располагалась в южном крыле дворца. На средневековых планах и картах, изображающих Иерусалим, вплоть до XVI века Храмовая гора носит название Храма Соломона. К примеру, на плане Иерусалима 1200 года ясно можно прочитать «Темплу Соломонис». Отсюда и название самого ордена. В документах 1124-25 гг. тамплиеры именуются проще — «рыцари Храма Соломона» или «рыцари Иерусалимского Храма».

«Подлинный Храм — Храм, в котором они живут вместе, не столь величественный, правда, как древний и знаменитый Храм Соломона, но не менее прославленный. Ибо всё величие Соломонова Храма заключалось в бренных вещах, в золоте и серебре, в резном камне и во множестве сортов дерева; но красота Храма нынешнего заключена в преданности Господу его членов и их образцовой жизни. Тот вызывал восхищение своими внешними красотами, этот почитается из-за своих добродетелей и святых деяний, и так утверждается святость дома Господня, ибо гладкость мрамора не столь угодна Ему, как праведное поведение, и Он печется больше о чистоте умов, а не о позолоте стен.»

«Помещения их расположены в самом Храме Иерусалимском, не столь огромном, как древний шедевр Соломона, но не менее славном. Воистину, всё великолепие Первого Храма состояло в бренном золоте и серебре, в полированных камнях и дорогих породах дерева, тогда как очарование и милое, прелестное украшение нынешнего — религиозное рвение тех, кто его занимает, и их дисциплинированное поведение. В первом можно было созерцать всяческие красивые цвета, тогда как в последнем — благоговеть пред всевозможными добродетелями и благими делами. Воистину, святость — подобающее украшение для дома Божия. Там можно наслаждаться великолепными достоинствами, а не блестящим мрамором, и пленяться чистыми сердцами, а не золочёными филёнками.
Конечно же, фасад этого храма украшен, но не каменьями, а оружием, а вместо древних золотых венцов стены его увешаны щитами. Вместо подсвечников, кадильниц и кувшинов обставлен этот дом сёдлами, упряжью и копьями.»

«В 1118 году на Востоке рыцари крестоносцы — среди них были Жоффрей де Сен-Омер и Хуго де Пайен — посвятили себя религии, давши обет константинопольскому патриарху, кафедра которого всегда была тайно или открыто враждебна Ватикану со времен Фотия. Открыто признанной целью тамплиеров было защищать христианских пилигримов в святых местах; тайным намерением — восстановить Храм Соломона по образцу, указанному Иезекиилем. Такое восстановление, предсказанное иудейскими мистиками первых веков Христианства, было тайной мечтой Восточных патриархов. Восстановленный и посвященный Вселенскому культу, Храм Соломона должен был стать столицей мира. Восток должен был превалировать над Западом и патриархия Константинополя должна была верховенствовать над папством. Чтобы объяснить название тамплиеры (Храмовники), историки говорят, что Балдуин II, король Иерусалимский, дал им дом в окрестностях Храма Соломона. Но они впадают здесь в серьезный анахронизм, потому что в этот период не только не оставалось ни одного камня даже от Второго Храма Зоровавеля, но трудно было и определить место, где эти храмы стояли. Следует считать, что дом, отданный тамплиерам Балдуином, был расположен не в окрестности Соломонова Храма, а на том месте, где эти тайные вооружённые миссионеры Восточного патриарха намеревались восстановить его.
Тамплиеры считали своим библейским образцом каменщиков Зоровавеля, которые работали с мечом в одной руке и лопаткой каменщика в другой. Поскольку меч и лопатка были их знаками в последующий период, они объявили себя Масонским Братством, то есть Братством Каменщиков.»

Деятельность в эпоху крестовых походов

Печать рыцарского ордена тамплиеров. Двое всадников символизируют обет бедности или двойственность монаха и солдатаПо одной версии, в течение последующих девяти лет, девять рыцарей не принимают в своё общество ни одного нового члена. Но следует отметить существование фактов, позволяющих либо усомниться в создании Ордена в 1119 году, либо в его девятилетней замкнутости. Известно, что в 1120 году в Орден был принят Фульк Анжуйский, отец Жоффруа Плантагенета, а в 1124 году граф Шампанский. К 1126 году было принято ещё два человека.

Финансовая деятельность
Одним из главнейших занятий Ордена были финансы. Но что представляли они собой в то время? По словам Марка Блока, «деньги мало циркулировали». Они были не реальными монетами, но переводными, счётными. «Лишь в самом конце XIII века французские легисты с трудом стали различать её (монеты) действительную стоимость (вес в золоте) и натуральную, то есть её трансформацию в денежный знак, инструмент обмена», — писал Жак Ле Гофф. Величина ливра изменялась с 489,5 г золота (время Каролингов) до 89,85 г в 1266 г и до 72,76 г в 1318 г. Чеканка золотых монет возобновилась с середины XIII века: флорин 1252 г (3,537 г.); экю Людовика IX; венецианский дукат 1284. В реальности, по словам Ж. Ле Гоффа, чеканили серебро: грош Венеции (1203), Флоренции (ок. 1235), Франции (ок. 1235). Денежные отношения, таким образом, носят весовой характер — что их несколько затрудняет. Попытки же оценить какую-либо степень богатства могут привести к неадекватным результатам. Можно, к примеру, оценивать по уровню 1100 года — когда ливр колебался в пределах 367—498 г, а можно по уровню 1318 — ливр 72,76 г. Таким образом, автор какой-либо работы может, оперируя данными, получить нужный ему результат — об огромной величине богатства тамплиеров, например.

Нужно заметить — ввиду большого риска финансовыми операциями зарабатывали только определённые лица и конгрегации. Ростовщичеством занимались обычно итальянцы и евреи. Конкуренцию им составляли аббатства, которые обычно давали деньги под залог «земли и плодов с неё». Целью кредита обычно было паломничество в Иерусалим, сроком — возвращение оттуда. Величина кредита был равна 2/3 суммы залога.

Значительно более солидно выглядел на этом поле финансовой деятельности Орден тамплиеров. У него был особый статус — не только светской организации, но и духовной; следовательно, нападения на помещения Ордена рассматривались как святотатство. Кроме того, тамплиеры получили позже у папы право заниматься финансовыми операциями, благодаря чему вели свою деятельность открыто. Другим конгрегациям приходилось прибегать ко всякого рода ухищрениям (например, давать деньги в рост евреям).

Именно тамплиеры являются изобретателями чеков, причём, если сумма вклада исчерпывалась, то её можно было увеличить с последующим восполнением родственниками. Дважды в год чеки посылали в комтурию выпуска для окончательных подсчетов. Каждый чек снабжался отпечатком пальца вкладчика. За операции с чеками Орден брал небольшой налог. Наличие чеков освобождало людей от необходимости перемещений драгоценных металлов (игравших роль денег), теперь можно было отправляться в паломничество с небольшим кусочком кожи и в любой комтурии тамплиеров получить полновесную монету. Таким образом, денежная собственность владельца чека стала недоступной для разбойников, число которых в Средневековье было достаточно велико.

У Ордена можно было взять ссуду под 10 % — для сравнения: кредитно-ссудные кассы и евреи давали ссуды под 40 %. Но со времён крестовых походов папы освободили крестоносцев от «еврейских долгов», тамплиерам же отдавали в любом случае.

По мнению Стюварда, «самым длительным занятием тамплиеров, их вкладом в разрушение монополии Церкви на ростовщичество, было занятие экономикой. Ни одно средневековое учреждение не сделало большего для развития капитализма».

Орден обладал огромными земельными владениями: в середине XIII века около 9000 мануариев; к 1307 г около 10500 мануариев. Мануарием в Средние Века называли земельный участок размером 100—200 га, доход с которого позволял вооружить рыцаря. Тем не менее, следует отметить, что земельные владения Ордена Св. Иоанна более, чем в два раза превосходили по территории владения Ордена Храма.

Постепенно тамплиеры становятся крупнейшими кредиторами Европы. В числе их должников все — от крестьян до королей и пап. Банковское дело у них настолько развито, что Филипп II Август доверил казначею Ордена исполнение функций министра финансов. «В течение 25 лет королевская казна управлялась казначеем Ордена Гаймаром, потом Жаном де Милли». При Людовике IX Святом королевская казна находилась в Тампле. При преемнике Людовика она продолжала там оставаться и почти слилась с кассой Ордена. «Главный казначей Ордена стал главным казначеем Франции и сосредоточил финансовое управление страной», — пишет Лозинский. Не только французские короли доверяли казну государства тамплиерам, ещё на 100 лет раньше один из ключей от иерусалимской казны хранился у них.

Рыцарям Храма были знакомы бухгалтерский учёт и принцип двойной записи, чековые расчеты и сложные проценты; во всём христианском мире не было более опытных и честных экономистов.

Орден вёл активные строительные работы. На Востоке они по большей части заключались в возведении замков и мощении дорог. На Западе — дороги, церкви, соборы, замки. В Палестине тамплиерам принадлежало 18 важных замков, например, Тортоза, Фев, Торон, Кастель-Пелегринум, Сафет, Гастин и другие.

За срок менее ста лет Орден построил в Европе «80 соборов и 70 храмов поменьше», — говорит Ж. Майе.

Отдельно следует выделить такой вид деятельности тамплиеров, как строительство дорог. В то время нехватка дорог, множественность «таможенных барьеров» — сборов и пошлин, взимаемых каждым мелким феодалом у каждого моста и пункта обязательного проезда, не считая разбойников и пиратов, затрудняли возможность передвижения. К тому же качество этих дорог было, по мнению С. Г. Лозинского, отменно низким. Свои дороги тамплиеры охраняли и на их перекрёстках строили комтурии, где можно было остановиться на ночлег. Люди были защищены на дорогах Ордена. Существенная деталь: за проезд по этим дорогам не взималась таможенная пошлина — явление, исключительное для Средневековья.

Значительной была благотворительная деятельность тамплиеров. Устав предписывал им трижды в неделю кормить бедных в своих домах. Кроме нищих во дворе, четверо ели за столом. Г. Ли пишет, что когда во время голода в Мостере цена меры пшеницы поднялась с 3 до 33 су, тамплиеры кормили 1000 человек ежедневно.

В 1291 году Акка пала, и ордены перенесли свои резиденции на Кипр. Ещё задолго до этого события тамплиеры, используя свои накопления и широчайшие связи, стали крупнейшими банкирами Европы, так что военная сторона их деятельности отошла на второй план.

Особенно велико было влияние тамплиеров в Испании, Франции и Англии. Орден сложился в жесткую иерархическую структуру с великим магистром во главе. Они распределялись по четырём разрядам — рыцарей, капелланов, оруженосцев и слуг. По оценкам, во времена наибольшего могущества в ордене насчитывалось около 20 000 членов — рыцарей и сервентов.

Благодаря прочной сети командорств — в XIII веке их насчитывалось пять тысяч вместе с зависимыми замками и монастырями, — покрывающей почти целиком Европу и Ближний Восток, тамплиеры могли обеспечивать под небольшие ссудные проценты не только охрану вверенных им ценностей, но и их перевозку из одного места в другое, от заимодавца к заёмщику или от погибшего паломника к его наследникам.

Финансовая деятельность и непомерные богатства ордена вызывали зависть и вражду сильных мира сего, особенно французского короля Филиппа IV Красивого, который опасался усиления тамплиеров и, испытывая постоянную нехватку денег (он сам был крупным должником ордена), жаждал прибрать к рукам их имущество. Особые привилегии ордена (подсудность лишь папской курии, изъятие из-под юрисдикции местных феодалов, освобождение от уплаты церковных налогов и др.) вызывали недоброжелательство к нему со стороны церковного клира.

Уничтожение ордена

Секретные переговоры короля французского с папой Римским
Воспользовавшись в качестве предлога каким-то случайным доносом, Филипп приказал без шума допросить нескольких тамплиеров и затем начал секретные переговоры с папой Климентом V, настаивая на расследовании положения дел в ордене. Опасаясь обострять отношения с королём, папа после некоторого колебания согласился на это, тем более, что встревоженный орден не рискнул возражать против проведения следствия.

Тогда Филипп IV решил, что настало время нанести удар. 22 сентября 1307 года Королевский совет принял решение об аресте всех тамплиеров, находившихся на территории Франции. Три недели в строжайшем секрете велись приготовления к этой совсем нелёгкой для тогдашних властей операции. Королевские чиновники, командиры военных отрядов (а также местные инквизиторы) до самого последнего момента не знали, что им предстояло совершить: приказы поступили в запечатанных пакетах, которые разрешалось вскрыть лишь в пятницу, 13 октября. Тамплиеры были захвачены врасплох. Нечего было и думать о сопротивлении.

Король делал вид, что действует с полного согласия папы. Тот же узнал о мастерской «полицейской» акции, проведенной Филиппом, лишь после её свершения. Арестованным сразу же были приписаны многочисленные преступления против религии и нравственности: богохульство и отречение от Христа, культ дьявола, распутная жизнь, различные извращения.

Допрос вели совместно инквизиторы и королевские слуги, при этом применялись самые жестокие пытки, и в результате, конечно, были добыты нужные показания. Филипп IV даже собрал в мае 1308 года Генеральные штаты, чтобы заручиться их поддержкой и, тем самым, нейтрализовать любые возражения папы. Формально спор с Римом вёлся о том, кому надлежит судить тамплиеров, по существу же — о том, кто унаследует их богатства.

Обвинения
Отречение от Иисуса Христа и плевок на крест. Ч. Гекерторн видит здесь характерную для Средневековья театрализованность церковного обряда, параллель с отречением святого Петра. Орден принимал, таким образом, человека, отринувшего Христа и осквернившего Святое распятие — то есть совершившего святотатство. И из этого вероотступника Орден делал качественно нового христианина — Рыцаря Христа и Храма — навечно этим привязывая к себе.
Другой вариант предлагает Г. Ли. Он говорит, что отречение было испытанием на обет повиновения старшим, который возводился в Ордене в культ. Например, когда Жану д`Омону при посвящении в Орден приказали плюнуть на крест, он плюнул, потом пошёл на исповедь к одному францисканцу, который его успокоил и в качестве искупления приказал поститься три пятницы. Рыцарь Пьер де Шеррю при посвящении по приказу произнес фразу: «Отрекаюсь от Бога», — на что приор пренебрежительно улыбнулся. Не все, однако, с лёгкостью соглашались отречься от Бога и плюнуть на крест — многих братьев приходилось потом успокаивать (как Эда де Бюра), говоря, что это была шутка.
Поцелуи в различные части тела. Генри Ли предполагает, что это могло быть либо испытанием на повиновение, либо издевательство рыцаря над служащим братом. Поцелуи обычно требовали только от служащих.
Содомия.
Освящение носимой поперёк тела веревки вокруг идола. Согласно показанием одного священника, тамплиеры доставали веревку любыми путями, причем если она рвалась, то использовали даже плетеный тростник.
Священники Ордена не освящали Святые Дары при причастии и искажали формулу мессы.
Вот список обвинений, выдвинутых Инквизицией против тамплиеров:

рыцари поклонялись некоему коту, который иногда являлся им на их собраниях;
в каждой провинции у них были идолы, а именно головы (некоторые из них имели три лица, а некоторые только одно) и человеческие черепа;
они поклонялись этим идолам, в особенности, на своих собраниях;
они почитали этих идолов, как представителей Бога и Спасителя;
тамплиеры утверждали, что голова могла спасти их и сделать богатыми;
идолы дали все богатства ордену;
идолы заставляли землю плодоносить, а деревья цвести;
они обвязывали головы каждого из этих идолов или просто касались их короткими верёвками, которые затем носили на теле под рубахой;
во время принятия нового члена в ряды ордена ему выдавались вышеупомянутые короткие верёвки (или одна длинная, которую можно было разрезать);
всё, что они делали, они делали из благоговения перед этими идолами.

Суд: общее и особенное в ведении процесса над тамплиерами в разных странах
Сразу нужно отметить, что самым жестоким было преследование тамплиеров во Франции. Именно на её примере историки обычно рассматривают процесс. Складывается впечатление, что аналогичный вид — пытки, тюрьмы и костры — он имел и в других странах. Это не совсем так. Факты, приведенные Г. Ли, показывают, что если пытки применялись почти везде, кроме Кипра, Кастилии, Португалии, Трира и Майнца, то в тюрьму их заключали обычно:
не внезапно, как во Франции;
могли брать слово чести и оставлять в своих замках — как в Англии и на Кипре;
могли вообще не арестовывать, а вызывать на суд. Так делали в Трире, Майнце, Ломбарде и даже в Папской области. Впрочем, тамплиеры, бывало, являлись и сами.
И, конечно, жгли тамплиеров на кострах не везде. Были сожжены:

Франция:

54 тамплиера в Санской епархии 12 апреля 1310 года; там же сожгли позднее ещё 4 тамплиеров;
в апреле 1310 года 9 тамплиеров в Санлисе;
3 тамплиеров в Пон де Л`Арк;
Жак де Моле (последний из магистров ордена) и Гийом де Шарне, командор Нормандии — в 1314 году.
Другие страны:

в Лотарингии жгли многих, но заметим, что герцог Тибо Лотарингский был вассалом Филиппа IV Красивого;
сожжены тамплиеры из 4 монастырей в Марбурге;
возможно, сожжены 48 тамплиеров в Италии, хотя епископ Дени утверждал, что в Италии не было сожжено ни одного тамплиера.
Таким образом, утверждение о сотнях костров по всей Европе является неверным. В Англии и в Испании потребовались специальные королевские ордонансы для применения пыток к тамплиерам. По английским законам, например, пытка была запрещена. Церковь получила у Эдуарда Английского разрешение на пытки тамплиеров. Это разрешение называлось «церковным законом». В Арагоне дело обстояло лучше: закон также не признавал пыток, и кортесы не дали разрешение на их применение.

В качестве свидетелей на процессах часто использовали малообразованных братьев Ордена, то есть служащих братьев. Г. Ли отмечает, что именно они во многих местах дали самые тяжёлые и ценные с точки зрения инквизиции показания. Использовались также показания ренегатов Ордена: флорентийца Роффи Деи и приора Монфоконского; последний, будучи осуждён великим магистром на пожизненное заключение в тюрьме за многочисленные преступления, бежал и сделался обвинителем своих прежних братьев.

В Германии меры, применяемые к тамплиерам, целиком зависели от отношения к ним местных светских властей. Бурхард III Марбургский тамплиеров не любил и сжёг рыцарей из четырёх монастырей — за что их родственники причинили ему потом большие неприятности. Архиепископы Трира и Кёльна в 1310 году уступили свои полномочия по отношению к тамплиерам Бурхарду III Марбургскому за их земли. Архиепископ Майнца Пётр навлек на себя недовольство Климента V за оправдание тамплиеров. У тамплиеров, в глазах архиепископа и тамошних обвинителей, были неоспоримые доказательства своей правоты: на созванный 11 мая 1310 года собор командор Гуго Сальм явился сам и привел всех двадцать тамплиеров; их плащи бросили в костер и кресты на них не сгорели. Это чудо сильно повлияло на общественное мнение, и их оправдали. В той же Германии Св. Иоанн выступил в пользу тамплиеров, приведя случай, когда во время голода при увеличении цены на хлеб с 3 су до 33 тамплиеры из монастыря в Мостере кормили 1000 человек ежедневно. Тамплиеры были оправданы. Узнав о таком исходе дела, Климент V приказал Бурхарду III Марбургскому взять дело в свои руки — результат известен.

Преследования тамплиеров в Арагоне начались в январе 1308 года. Большинство тамплиеров заперлось в семи замках, некоторые сбрили бороды и скрылись. Командором Арагона был тогда Рамон Са Гвардия. Он укрепился в Миравете. Также тамплиеры укрепились в замках Аскон, Монтсо, Кантавьеха, Вилель, Кастельот и Чаламера. Местное население оказывало тамплиерам помощь, многие приходили в замки и защищали их с оружием в руках. В ноябре 1308 года сдалась крепость Кастельот, в январе 1309 — крепость Миравета, Монсо и Чаламера — в июле 1309 года. К ноябрю 1309 года тамплиерам из остальных крепостей было разрешено выйти группами по 2—3 с оружием в руках. Рамон Са Гвардия 17 октября обратился к вице-канцлеру папы Арнольду, указывая, что тамплиеры, находящиеся в плену по 20—30 лет, не отрекаются от Бога, тогда как отречение даёт им свободу и богатство, и даже сейчас 70 тамплиеров томятся в плену. В защиту тамплиеров выступили представители многих знатных фамилий. Король Яков выпустил узников, но оставил земли и замки себе. Рамон Са Гвардия удалился на Майорку.

Тамплиеры Кипра, которых на острове было 118 братьев всех степеней (75 — рыцари), сначала несколько недель оборонялись, потом были арестованы на честное слово. Само количество рыцарей на острове (обычное соотношение рыцарей и служащих было 1:10) чётко говорит о том, что именно Кипр, а не Тампль в Париже был в то время главным местопребыванием тамплиеров. Г. Ли пишет: «На Кипре, где тамплиеров знали лучше, чем где-либо в другом месте, к ним чувствовали симпатию не только друзья, но и враги, и особенно все те, кто долгое время был с ними в близких отношениях; никто не поставил в вину ордену никакого преступления, пока виновность его не была так беспричинно подтверждена буллами папы». Пытки к тамплиерам не применялись, все они единогласно отрицали виновность Ордена Храма. Другие 56 свидетелей из числа духовных лиц всех степеней, вельмож и горожан, среди которых были и политические противники тамплиеров, однозначно заявляли, что им известны только факты, делавшие честь Ордену — всячески подчеркивалась их щедрость, милость и ревность к исполнению религиозных обязанностей.

На Майорке все 25 тамплиеров с 22 ноября 1307 года закрылись в наставничестве Матте. Позже, в ноябре 1310 года, к ним присоединился Рамон Са Гвардия. На процессе 1313 года тамплиеры признаны невиновными.

Во Франции тамплиеры были арестованы и заключены в тюрьмы с 6 часов утра 13 октября 1307. К ним сразу же были применены пытки и жестокое обращение. Именно во Франции впервые стали сжигать на кострах рыцарей Ордена Храма. К несчастью инквизиторов, среди тамплиеров не было ни одного подследственного, который бы отстаивал ересь Ордена. Наличие такого свидетеля было бы просто подарком судьбы для Филиппа IV. Рыцари под пытками признавались во всех грехах. Пытки были настолько ужасны, что Аймери де Вильер позже заявил: «Я бы признал всё; я думаю, что признал бы, что убил Бога, если бы этого потребовали». Но после, на следующем же допросе рыцари отказывались от признаний в ереси. Эти отказы носили столь массовый характер, что Жан де Мариньи, архиепископ Санской епархии (в которую тогда входил и Париж) был вынужден под давлением Филиппа IV передавать отказывающихся от своих показаний тамплиеров в руки светской власти для сожжения на кострах. Все инквизиционные правила перевернулись наоборот: ведьма, отказавшаяся от ереси, была уверена в своем спасении и окончании пытки; тамплиер, отказавшийся от ереси, попадал на костёр.

Проце

Материал добавил: Alleks Просмотров: 2827
Дата добавления: 2009-07-10 Рейтинг материала:
 
  Комментарии: 4  
avatar
4 Region[86] • 15:17, 2009-07-16
Ну...все это читать займет минут 20 biggrin biggrin
avatar
3 Alleks • 16:29, 2009-07-15
Ну так всё интерестно
avatar
2 Region[86] • 10:22, 2009-07-15
Алексей, не надо было все пихать, только выборочно wink wink
avatar
1 Alleks • 18:13, 2009-07-13
всё похоже не поместилось
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]